«ПРОБЛЕМА № 1». Часть III. Вклад сотрудников разведки в советский атомный проект. Начальный период 1941-1945 гг.


На главную
Органы госбезопасности СССР
Органы внутренних дел СССР
Военная разведка СССР
Cтраны Варшавского Договора
Биографический справочник
Вооружение и техника
Документы
Звания и знаки различия
Публикации
Фотогалерея

© А.Волков

См. Часть II – Участие сотрудников спецорганов в Советском атомном проекте. Начальный период 1945-1947гг.

Начиная с 1987г. в различных газетах, журналах стали появляться статьи посвященные разработке и испытанию атомного оружия в СССР. Впервые широкой общественности были открыты имена советских ученых принимавших участие в создании первой советской атомной бомбы РДС-1.

Со временем «занавес» секретности все больше открывался. В феврале 1995г. Президент РФ подписал Указ № 160-» О подготовке и издании официального сборника архивных документов по истории создания атомного оружия в СССР».В 2003г. из печати вышел 1-й том сборника «Атомный проект СССР. Документы и материалы» под редакцией Л.Д.Рябева, в 2007г.появилась уникальная книга Ю.К.Завалишина «Создание промышленности ядерных боеприпасов». В настоящее время тема посвященная развитию атомной промышленности, созданию и испытанию ядерного оружия в СССР и за рубежом достаточно хорошо известна. Список с перечислением одних литературных источников занял бы не одну страницу. Однако, при просмотре некоторых книг посвященных САП, обращает на себя такой факт: наряду с прекрасным изложением материала касающегося научной и технической стороны САП, многие авторы, уделив небольшое внимание деятельности Л.П.Берия, как бы вскользь упоминают о том вкладе в проект, который внесли сотрудники советской разведки. В 1994г. настоящий фурор среди читателей произвела книга П.А.Судоплатова «Спецоперации. Лубянка и Кремль». Многие факты, которые касались деятельности сотрудников и агентов нашей закордонной разведки приведенные в книге Судоплатова показали насколько сложной, а порой и опасной была работа сотрудника разведки, в том числе и по поиску информации, которая касалась ядерной проблемы... Стоит заметить, что некоторые данные приведенные Судоплатовым в своей книге, в частности участие Хейфица и некоторых других сотрудников и агентов разведки принимавших участие в операции «Энормоз», в последствии были опровергнуты Пресс-службой СВР РФ, как не имеющие достаточно веских оснований. Чуть позже, в том же, 1994г. из печати вышла книга профессионального разведчика А.С.Феклисова «За океаном и на острове». В своей книге, Феклисов достаточно четко и ясно изложил те задачи и ту обстановку, в которой приходилось ему и его товарищам работать в США и Англии. Много интересного рассказал, в своё время, ветеран советской разведки, полковник СВР В.Б.Барковский. К сожалению время берет свое... Все меньше становиться участников и свидетелей событий тех далеких лет. В 1993г. А.А. Яцков и Л.Р. Квасников, один за одним ушли из жизни... В 2007г. в связи с Указом Президента Российской Федерации «О присвоении звания Героя РФ» (посмертно) Ковалю Жоржу Абрамовичу, общественность узнала еще об одном советском разведчике-нелегале ГРУ ГШ, который под оперативным псевдонимом «Дельмар» в течении восьми лет, активно принимал участие в операции «Энормоз».

Как известно, спецслужбы любой страны не спешат предавать гласности имена своих легальных, а уж тем более нелегальных разведчиков и агентов, даже по истечению большого срока. Табу есть табу. Думаю это понятно всем, без всяких объяснений...

 Совсем недавно, в интернете на сайте www.wilsoncenter.gov, появилась информация из американских архивов по делу супругов Розенберг и некоторые факты,которые касаются проведения операции советской разведки под условным названием «Энормоз» (enormos – англ. чудовищный, ужасный). 3 ноября 2010г. в газете «The Times» был опубликован материал, в котором (на основании исследований проведенных американскими историками Хэйнс, Клером и бывшим офицером ПГУ КГБ А.Васильевым) утверждалось, что под псевдонимом «агент Скотт» скрывался член английской компартии, сотрудник министерства технологий Артур Винн...

Понятно, что рассмотреть подробно все события периода 1941-1949гг. связанные с работой советской разведки за границей ,в области получения информации по ядерным исследованиям на Западе, в одной статье не получится. Впрочем такая глобальная задача и не ставилась. Упор в данной статье, под общим названием «Проблема №1», делался на начальный период САП, который достаточно хорошо изучен многими историками.

Прежде чем начать разговор о вкладе советской разведки в САП, стоит внести некоторую ясность, и исправить ошибки, которые вкралась в предыдущей статье. Это касается в первую очередь докладной записки наркома Л.П.Берия – Председателю ГКО И.В.Сталину (март 1942г). Документально подтверждено, что данная записка №1790/б сс была составлена и передана Сталину не ранее 6 октября 1942г. В связи с этим приведу полное содержание записки:

Народный комиссариат Внутренних Дел

 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ ОБОРОНЫ СОЮЗА С С С Р

6 октября 1942г.

Сов. Секретно

№1790/б

Экз. 2

С целью получения нового источника энергии в ряде капиталистических стран в связи с проводимыми работами по расщеплению атомного ядра, было начато изучение вопроса использования атомной энергии урана для военных целей.

В 1939году во Франции, Англии, США и Германии развернулась интенсивная научно-исследовательская работа по разработке метода применения урана как новых взрывчатых веществ. Эти работы ведутся в условиях большой секретности. Из прилагаемых совершенно секретных материалов полученных НКВД СССР из Англии агентурным путем, следует, что английский Военный Кабинет, учитывая возможность успешного разрешения этой задачи Германией, уделяет большое внимание проблеме использования энергии урана для военных целей.

В силу этого при Военном Кабинете создан комитет по изучению проблем урана, возглавляемый известным английским физиком Г.Ш.ТОМСОНОМ. Комитет координирует работу английских ученых занимающихся вопросами использования атомной энергии урана как в отношении теоретической, экспериментальной разработки, так и чисто прикладной, т.е. изготовления урановых бомб, обладающих большой разрушительной силой.

Исходя из важности и актуальности проблемы практического применения атомной энергии урана-235 для военных целей Советского Союза было бы целесообразно:

1)Проработать вопрос о создании научно-совещательного органа при Государственном Комитете Обороны СССР из авторитетных лиц для координирования, изучения и направления работ всех ученых, научно-исследовательских организаций СССР, занимающихся вопросом атомной энергии урана.

2)Обеспечить секретное ознакомление с материалами НКВД СССР по урану видных специалистов с целью дачи оценки и соответствующего использования этих материалов.

Приложения: справка и материал.

Народный Комиссар Внутренних Дел Л.Берия            (подпись)

 

Разослано

т. Сталину

т.Молотову.

 

АПРФ.Ф56.Оп.1 Д.941 л.1-1 Подлинник.

Примечание. Вопросами расщепления атомного ядра в СССР занимались: академик Капица – в Академии Наук СССР, академик Скобельшин – в Ленинградском физическом институте, профессор Слуцкий – в Харьковском Физико-техническом институте и др.

 


П.М.Фитин

Однако вернемся к началу. В 1940г. советская закордонная разведка ГУГБ НКВД СССР была сосредоточена в 5-м (ИНО – иностранном) отделе ГУГБ НКВД СССР. В структуру 5-го отдела входили следующие отделения:

  • три европейских

  • американское

  • дальневосточное

  • информационно-аналитическое

  • оперативно-техническое

  • кадровое

  • финансовае

  • хозяйственное

Численный состав 5-го отдела был чуть больше 120 человек. В феврале 1941г.в связи с преобразованием ГУ ГБ НКВД СССР в самостоятельный наркомат ГБ СССР, который возглавил нарком В.Меркулов, 5-й отдел был реформирован в 1-е Управление НКГБ СССР. В мае 1939г. начальником 5-го отдела (затем 1-го Управления НКГБ СССР) был назначен ст.майор ГБ Фитин П.М., заместителем Прудников М.Б.

В начале 1940г. в рамках 5-го отдела ГУ ГБ НКВД СССР была сформирована группа научно-технической разведки (НТР). Группу из четырех человек возглавил Л.Квасников, по образованию инженер-механик.

СПРАВКА. Леонид Романович Квасников. Родился 16.06.1905г.в семье железнодорожника. ст.Узловая Тульской губернии. Трудовую деятельность начал в 17 лет- рабочим, затем помощником машиниста. В 1935г. окончил Московский институт химического машиностроения (МИХМ). Поступил в аспирантуру, работал над диссертацией по усовершенствованию боеприпасов. В 1938г. был принят на работу в органы НКВД и назначен заместителем начальника отделения НТР 5-го отдела ГУ ГБ НКВД СССР. В 1939г. был назначен начальником отделения НТР. В декабре 1942г Л.Р.Квасников был освобожден от должности начальника НТР и переведен в действующий состав НКГБ. В марте 1943г.(по другим данным в январе 1943г) вместе с семьей был направлен в США. Работал в Нью-Йорке под официальным статусом торгпреда АМТОРГА, являясь заместителем резидента по НТР. В 1946г. Квасников был отозван в Москву. С 1946г. занимал должность заместителя начальника НТР МГБ-МВД СССР. С 1948г на должности начальника НТР. В 1949г. за достигнутые успехи в работе был награжден орденом Ленина. До 1964г. Квасников работал начальником НТР КГБ СССР. Награжден многими правительственными наградами. Почетный сотрудник КГБ. В 1966г уволен на пенсию в звании полковника. Умер 15.10.1993г. В 1995г. посмертно удостоен звания Героя России.

Согласно данным приведенным в служебной записке Л.П.Берия, руководство 1-го ГУ НКГБ СССР в период 1939-1945гг.сумело подготовить и направить для работы за границей 566 своих сотрудников.


В.Б.Барковский

Подготовке кандидатур для работы за рубежом (в качестве легальных и нелегальных разведчиков) предшествовал специальный отбор людей, который носил индивидуальный характер. При отборе учитывались многие факторы, в том числе и образование ранее полученное кандидатом. Дальнейшее обучение сотрудников проходило в спецшколе НКГБ (ШОН).Особые требования предъявлялись к знаниям иностранного языка. Например, по воспоминаниям Феклисова, лично ему, в практическом освоении английского языка, очень пригодилось общение с преподавателем И.А.Ахмеровым, бывшим советским резидентом, отозванным в Москву из США. Техническую часть подготовки в ШОН проводил А.А.Максимов. Обычное число кандидатов спецшколы насчитывало 15-20 человек, которые разбивались на четыре языковых групп, в каждой 3-5 человек. Обучение велось по индивидуальной программе. Как вспоминал В.Б.Барковский «...Группки были крошечные, и друг друга мы совсем не знали. Да, такая вот конспирация. Вскоре мы поняли, что нас принялись резко подгонять. Целый ряд предметов был снят, и засели мы только за язык. Занимались совершенно зверски. Каждый день шесть часов английского с преподавателем плюс три-четыре часа на домашнее задание...». После окончания спецподготовки, многие сотрудники направлялись в НКИД СССР для дальнейшей стажировки. Дипломатическое прикрытие давало возможность руководству советской разведки, быстро и беспрепятственно проводить ротацию сотрудников. Основной путь в Англию, в связи с начавшейся войной в Европе, лежал через Японию, дальше США. Таким путем, в составе группы сотрудников НКИД, в январе 1941г. Феклисов был направлен в Нью-Йорк, а Барковский в Лондон...

Первое шифрсообщение о начале ядерных исследований в Англии было получено 1-м Управлением НКГБ СССР от советского резидента в Лондоне А.В. Горского (опер. псевдоним «Вадим») 25 сентября 1941г.

Сообщение было дешифровано сотрудницей 1-го Управления НКГБ Потаповой, текст шифрограммы был представлен в служебной записке:

Сов.секретно

Служебная записка. Рег.номер 6881/1065 от 25 сентября 1941г.

Лондон.

«Вадим передает сообщение Листа о заседании Уранового Комитета,которое состоялось 16 сентября 1941г

Заседание прошло под председательством Патрона (Хэнки).»(1)

Под оперативным псевдонимом «Лист» скрывался наш агент Джон Кэрнкросс, сотрудник Форин Оффиса (1936г.) личный секретарь лорда Хэнки (окт.1940г.). Кэрнкросс входил в так называемую «кэмбриджскую пятерку»,члены которой в составе Д. Маклин, Г.Берджесс, К.Филби и Э.Бланд были завербованы в 1935г.австрийским коммунистом Стефаном Дейчем, который являлся агентом советской разведки. В период 1936-39гг. советская разведка в Англии после нескольких провалов находилась в запущенном состоянии. Восстанавливать разведывательную сеть пришлось советскому резиденту А.В.Горскому, который работал под дипломатическим прикрытием, являясь советником советского посольства в Лондоне. Стоит заметить, что Посольство СССР в Англии, в то время, было малочисленным (15 человек), из них трое были сотрудниками советской разведки НКГБ. Лейтенант Барковский, которому в то время было 25лет, официально числился атташе по культурным связям с общественностью. На первом этапе, вся работа по конспирации и получению информации от агентов проводилась на высоком профессиональном уровне лично Анатолием Горским. Наравне с разведкой 1 Управления НКГБ, в Лондоне, действовала легальная разведгруппа РУ ГШ Красной Армии, возглавляемая военным атташе генерал-майором И.А.Скляровым («Брион»). Оперативную работу осуществлял полковник С.Д.Кремер («Барч»). Именно Кремер, чуть позднее, с подачи посла Майского выйдет на Клауса Фукса («Отто»)...


Д.Маклин


Дж.Кэрнкросс

3 октября 1941г. от Горского поступили очередные шифртелеграммы особой важности №7073 и № 1081/1096: «Вадим информирует о передаче Листом доклада, представленного 24 сентября 1941года военному министру, в отношении Уранового Комитета».

К справке прилагался текст самого доклада, который подготовил Барковский. Копии документов полученных Горским от «Листа» содержали более 60 страниц печатного текста. Стало ясно, что английские ученые всерьез занимаются проблемой урановой бомбы. Контракты, заключенные с фирмами «Метрополитен-Виккерс» и «Импириэл кемикл индастриз», о срочном строительстве заводов по производству урановых бомб не оставляли никаких сомнений. Фитин, после ознакомления с материалами, поставил задачу перед начальником отдела НТР Квасниковым: подготовить ориентировку по этому вопросу для советской резидентуры в Англии, США, Германии и Скандинавских странах...

В ноябре 1941г. Горский информировал Центр, о том, что Великобритания ввиду больших финансовых затрат в ходе реализации проекта вынуждена была обратится за помощью к США. Президент Рузвельт предложил английскому премьер-министру Черчиллю обменятся научными наработками и продолжить дальше совместные исследования по этой теме. Президент США, особо не скрывал то, что был прекрасно осведомлен об английском проекте и ядерной проблеме – получив ранее письмо Эйншейна (2.08.1939г),а затем и доклад американского научного Консультативного комитета.

Первые косвенные сведения об интересе американских ученых к атомной проблеме, были получены Центром в конце 1940г. от советского резидента Г.Б.Овакимяна, который прекрасно разбирался в теоретических вопросах химической физики и имел доступ к публикациям в американских научных журналах.

В 1922г. Овакимян поступил на учебу в МВТУ, проходил стажировку в Италии и Германии. По возращению в СССР успешно закончил аспирантуру Химико-технологического института им.Менделеева и защитил кандидатскую диссертацию. Владел итальянским, немецким и английским языком, прекрасно разбирался в технологии химического производства. В конце 1930г. начальник ИНО ОГПУ Мессинг предложил Овакимяну работу в органах разведки. После подготовки Овакимян был направлен в Германию. Летом 1933г.после ряда успешно выполненных заданий Центра, Овакимян был отозван в Москву. В 1934г. Овакимян («Геннадий») был направлен в США в качестве уполномоченного при советском торговом представительстве АМТОРГ. В 1937г. Овакимян становится легальным резидентом советской разведки, сменив на этом посту П.Гутцайта. Проявляя продуманность в своих действиях и оперативность в работе, Овакимян используя знакомства и нелегальную агентурную сеть, добывает массу информации в сфере химической промышленности: начиная от технологии производства авиамасел, бензина, полиэтилена, синтетического каучука, красителей и заканчивая боевыми отравляющими веществами. В конце концов активность работы Овакимяна вызвала подозрения у ФБР.5мая 1941г., сотрудники американской контрразведки арестовали Овакимяна в момент получения очередных документов от перевербованного ФБР агента «Октана». Позднее, Овакимян будет освобожден под залог и выслан из США.


В.М.Зарубин

Осенью 1941г. руководство советской разведки направляет для работы в США опытных сотрудников – супружескую пару В.М.Зарубина и Е.Ю.Зарубину (Горская). Перед отъездом Василий Михайлович был принят И.В.Сталиным. О чем в кабинете Сталина шел разговор неизвестно. Официальная должность на которую был направлен В.М.Зарубин – секретарь посольства СССР в США. Перед отъездом в США фамилии четы Зарубиных были изменены на Зубилиных...

В этот же период, по одной из версий, как раз осенью 1941г. произошла встреча советского посла в Лондоне Майского с агентом советской разведки Юргеном Кучинским («Каро»), который сообщил Майскому о физике-антифашисте желавшим оказать со своей стороны некую помощь советскому народу в борьбе с гитлеровской Германией. Кучинский также сообщил имя физика Клаус Фукс и добавил, что он в 1933г. эмигрировал из Германии в Англию. Майский, в свою очередь передал эту информацию военному атташе Склярову. По другой версии, встреча с Фуксом состоялась на собрании Ассоциации по культурным связям с СССР, куда были приглашены сотрудники советского посольства. Сам Фукс, вспоминая события 1941г. в интервью с кинодокументалистом ГДР сообщил, что он первоначально связался с одним товарищем, который и передал советским представителям ту информацию, которая у него была. Это же подтвердил и Юрген Кучинский в 1980г. Так или иначе, Клаус Фукс оказался в поле зрения сотрудника РУ ГШ КА. Вплоть до своего отъезда в США в 1943г, Фукс («Отто-Чарльз») передал советской стороне большое число теоретических материалов по атомной проблеме. Оперативную нелегальную связь с ним до июля 1942г. поддерживал полковник Кремер («Барч»). Однако, после случившегося инцидента с оперативником НКГБ (о подробностях история умалчивает), Кремер написал рапорт с просьбой направить его на фронт. Дальнейшая связь с Клаусом Фуксом была передана нелегальному агенту РУ ГШ – Урсуле Кучинской («Соня»).

14 ноября 1941г. Горский направляет в Центр еще одну шифрограмму адресованную П.Фитину («Виктор»).

«Москва, Центр.

Совершенно секретно. Виктору

По имеющимся достоверным данным в Германии, в институте кайзера Вильгельма, под руководством Отто Гана и Гейзенберга разрабатывается сверхсекретное смертоносное оружие. По утверждению высокопоставленных генералов вермахта, оно должно гарантировать рейху молниеносную победу в войне. В качестве исходного материала для исследований используются уран и тяжелая вода, производство которой налажено в норвежском городе Рьюкане на заводе «Норск гидро». Мощность завода планируется увеличить до десяти тысяч фунтов в год.

Кроме того, немцы получили в оккупированной Бельгии половину мирового запаса урана. Всем этим очень встревожено правительство Острова, оно опасается, что Германии удастся раньше, чем союзникам, получить гергону и что в этом случае победная война Гитлера завершится за каких-нибудь несколько недель.

Вадим.»(1)

В течении зимы-весны 1942г., после доклада Берия, Председатель ГКО СССР Сталин и руководители советской разведки провели с академиком А.Ф.Иоффе и другими советскими ученными неоднократные консультации по вопросам возможного создания урановой бомбы в ближайшее время. Иоффе был ознакомлен с информацией полученной РУ ГШ от Фукса 8 августа 1941г. в которой говорилось, что «...при реализации хотя бы 1% энергии 10кг бомбы урана взрывное действие будет равно 1000 тонн динамита»(1).


Клаус Фукс


Гарри Голд

Очередное донесение из Лондона поступило в Центр в мае 1942г. В этот раз Фукс на встрече с Кремером передал объемные материалы: «Отто передал нам материал по созданию урановой бомбы. Все на 155 листах.

Сам Отто работает специально по этому вопросу в лаборатории университета в Бирмингеме. Ему вручено 10 фунтов на организационные вопросы. Брион». 25 мая 1942г. Центр приказывает: «Бриону. Основные конкретные данные материалов Отто передайте по радио», затем (из Центра) одно за одним следуют указания Лондонской резидентуре попробовать добыть материалы и отчеты по исследованиям ...MS имеющихся в Англии и имена физиков, работающих в лаборатории Бора в Копенгагене...

После отзыва в Москву полковника Кремера (2), связь с Фуксом была передана нелегальному агенту РУ ГШ КА Урсуле Кучинской («Соня»),сестре Юргена Кучинского. Ее биография достаточно хорошо стала известна, после издания в ГДР (1977г.) автобиографической книги «Соня рапортует». Повторять ее нет смысла, однако стоит указать, что к моменту встречи с К.Фуксом, «Соня» была достаточно опытным агентом (как в делах конспирации, так и в радиосвязи). Помимо всего, Урсула была замужней женщиной с ребенком на руках, смогла привлечь к разведработе своего отца Роберта Кучинского, причем так, что об этом не догадывался даже ее муж.

16 февраля 1942г. вышел приказ №0033 наркома обороны СССР Сталина «О реорганизации РУ ГШ в Главное разведывательное управление Генерального штаба Красной Армии».

Новым начальником ГРУ ГШ КА был утвержден генерал-майор танковых войск А.Н.Панфилов, заместителем и военным комиссаром ГРУ был назначен бригадный комиссар И.И.Ильичев. В ГРУ были включены: 1-е агентурное управление (в составе 8-и отделов) и 2-е информационное управление (в составе 7 отделов). Все зарубежные отделы (Германский, Европейский, Дальневосточный, Ближневосточный) были оставлены в ГРУ. Одновременно было согласовано оперативное взаимодействие ГРУ ГШ с 1-м Управлением НКГБ СССР.

По материалам полученным из Англии, а позднее из США (от В.М.Зарубина, С.М.Семенова) Фитину становится ясно, что основная работа по созданию урановой бомбы постепенно перемещается в США. В марте 1943г. для усиления нашей резидентуры в направлении НТР в США был направлен Леонид Романович Квасников («Антон»). Забегая вперед следует сказать, что Семен Маркович Семенов («Твен») плодотворно проработает в США до 1943г. и будет отозван в Москву под угрозой его ареста агентами ФБР. Супруги Зарубины проработают до 1944г., причем Василию Михайловичу («Максим») придется в это время одновременно возглавить Вашингтонскую и Нью-Йоркскую резидентуры. Зарубины будут отозваны в Москву для проверки, на основании ложного доноса. В период их отсутствия резидентуру возглавит С.Апресян (1944-45гг.), затем А. Яцков (1945-46гг.). Что касается самого Квасникова, то он проработает в США до 1946г...

6 октября 1942г. нарком НКВД Л.П.Берия, являясь заместителем Председателя ГКО СССР подготовит для Сталина докладную записку №1790/б, приложив к записке справку за подписью Фитина и соответствующий материал. С докладной запиской Берии ситуация несколько туманная. По данным опубликованным в литературе (3) она появилась в марте 1942г, а по архивным данным 6.10.1942г.(4) Непонятно, зачем Берии понадобилось ее писать, когда Сталин, уже зная об английских, американских и германских исследованиях в области ядерных исследований, 28 сентября 1942г.подписал Постановление ГКО «Об организации работ по урану»,в котором говорилось: «...Обязать Академию наук СССР (акад.Иоффе) возобновить работы по исследованию осуществимости использования атомной энергии путем расщепления ядра урана и представить Государственному Комитету Обороны к 1 апреля 1943г. доклад о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива...». Впрочем строить различные версии-домыслы не следует. Как было – так было...


А.А.Яцков


А.С.Феклисов

В конце 1942г. все усилия советской зарубежной разведки НКГБ в Англии и США были ориентированы на поиск информации по урановой бомбе. Ввиду большой загруженности резидента Семенова-«Твен», в США был направлен лейтенант ГБ А.А.Яцков («Джонни») прошедший подготовительный курс в ШОН. Оперативники, находившиеся в подчинении В.М.Зарубина, в частности А.С.Феклисов, К.А.Чугунов, М.А.Шаляпин постепенно будут подключатся к работе с нелегальными агентами. Нелегальную связь с «самой важной агентурой» проводил лично В.М.Зарубин. Стоит заметить, что практически все сотрудники советского посольства постоянно находились под наблюдением агентов ФБР. Как отмечает в своей книге А.С.Феклисов «...В бригадах наружного наблюдения в 1943году работало много молодых, неопытных сотрудников, которых наши разведчики легко обнаруживали с помощью нехитрых приемов...»(5). Помимо нелегальных встреч с действующими агентами, в обязанность наших сотрудников входили различные действия по вербовке дополнительных агентов из числа граждан США по доброму относившихся к Советскому Союзу. К примеру, Феклисов с теплотой вспоминает завербованного агента «Дэвин», который родился в Нью-Йорке, но имел просоветские взгляды и на протяжении 15 лет, до самой смерти успешно работал на нашу разведку.

Летом 1942г. советская резидентура в Нью-Йорке получила неожиданный «подарок». Как вспоминал Феклисов «...ко мне на прием в генконсульство пришел инженер-химик из закупочной комиссии Петр Николаевич Ласточкин»(5). Ласточкин рассказал Феклисову о своих приятельских отношениях с неким американским специалистом, с которым познакомился в день своего приезда в США. Далее Ласточкин поведал, что данный специалист «Монти» в разговоре с ним выразил сочувствие в отношении понесенных потерь Советским Союзом в ходе войны, дальше его разговор перешел к обсуждению американских двойных стандартов, а затем неожиданно он рассказал о секретных работах которые проводит компания «Кэллекс» в области вооружений. Полученная информация была доложена резиденту и отправлена в Центр. Через некоторое время Центр дал указание использовать Ласточкина в получении обширной информации от «Монти». Добытый Ласточкиным материал по строительству завода получил весьма высокую оценку Центра (5).

Иными словами проявляя инициативу, как говорится «то там, то тут» советская легальная разведка в США зря время не теряла. Феклисов вспоминает, что в период 1942-46гг. лично у него на связи было 7 нелегальных агента из числа инженерно-технического состава ведущих фирм США. Понятно и то, что многие нелегалы работали на советскую разведку за деньги. Правда были и исключения...

Летом 1942г. в США началась реализация проекта «Manhetten Engeniering District». Руководителем проекта, после некоторых неурядиц с гражданскими представителями был назначен генерал Р.Гровс (по другим данным фамилия Гроувз), его заместителем по обеспечению секретности проекта был полковник Б.Паш (Б.Пашковский). Научным руководителем проекта был назначен известный физик Р.Опенгеймер. Научный городок был построен недалеко от Лос-Аламоса (штат Нью Мексико). Провинциальный Лос-Аламос, с малочисленным населением считался наилучшим местом для обеспечения секретности работ. Все сотрудники проекта тщательно проверялись контрразведкой на предмет лояльности т.к. многие ученые принимавшие участие в проекте «Манхеттен» были выходцами из Европы. Круг контактов, знакомств и праздных поездок был существенно ограничен для всех сотрудников. Проникнуть незамеченным на объекты научного городка было практически невозможно, несмотря на большое количество людей занятых в проекте.

Тем не менее В.М.Зарубин, уже 14 июля 1942г направил шифрограмму 834/3 в Центр с подробным изложением местонахождения американского научного центра «Манхэттен», количестве сотрудников (500 человек),пути следования сотрудников на работу из Санта-Фе и Лос-Аламоса, а также организацию защиты объекта, которую возглавляет Агентство Донована. Шифрограмма заканчивалась фразой:

«...Несмотря на строгие меры безопасности, мы делаем все необходимое для проникновения нашей агентуры в Лос-Аламос. Максим»(1).

Осенью 1942г. для организации нелегальной связи с У.Кучинской («Соня»), РУ ГШ направило в Лондон ,под дипломатическим прикрытием капитана Н.Аптекарь («Ирис»).Передача материалов по британскому проекту «Тьюб Эллойс»,которые удалось достать Фуксу, осуществлялась через закладные тайники ранее обговоренные Соней и Ирисом при встрече. Общее количество документов полученных Аптекарем от «Сони» за период c ноября 1942г. по май 1943г. составил 370 страниц, которые успешно были переданы в Москву. Центр в свою очередь поставил дополнительные вопросы и новые задания для Фукса. Однако в августе 1943г. «Соня» сообщила Центру, что новые задания выполнить невозможно по причине отъезда Фукса, Чедвика, Пайерса и других английских ученых в США. Самое главное, что удалось «Соне», это согласовать с Фуксом место встречи в Нью-Йорке с новым агентом и уточнить адрес сестры Фукса, которая проживала в то время в США.

11 февраля 1943г. согласно постановления ГКО СССР в Москве создается закрытая лаборатория №2 Академии Наук СССР. Академики Капица и Иоффе самоустранились от непосредственного участия в проекте. Научным руководителем лаборатории по изучению проблем урана был назначен 40-летний ученый И.В.Курчатов. Куратором от СНК был назначен В.М.Молотов, заместителем Л.П.Берия. Решение оперативных вопросов было возложено на первого зама СНК М.Г.Первухина, а координация научных вопросов на С.В.Кафтанова.7 марта 1943г. Курчатов, Алиханов были ознакомлены с информацией добытые советской разведкой. Курчатов письменно оценил полученные научные данные: «...Получение данного материала имеет громадное неоценимое значение для нашего государства и науки...» и поставил ряд возникших при этом вопросов, которые немедленно были «взяты на карандаш» для дальнейших заданий нашей резидентуре. Собирать необходимое оборудование для оснащения лаборатории №2 пришлось по всей стране, т.к. в процессе эвакуации оборудование находилось в разных местах. Тем не менее в августе 1943г. лабораторию удалось оснастить всем необходимым и укомплектовать штат научных сотрудников.

19 апреля 1943г. нарком Обороны, маршал И.В.Сталин подписал приказ №0071 «О реорганизации управления войсковой разведки Генерального Штаба Красной Армии». Пункт 4 этого приказа гласил – «Главному разведывательному управлению Красной Армии вести агентурную разведку только за рубежом».

В начале августа 1943г. начальник 3-го отдела 1-го Управления НКГБ СССР Овакимян ознакомившись с полученными ГРУ материалами из Лондона, доложил Фитину о целесообразности передачи дальнейшей агентурной работы с Фуксом в США – 3 отделению НКГБ. Фитин, в свою очередь направил соответствующий рапорт наркому НКГБ Меркулову.13 августа 1943г. нарком НКГБ В.Меркулов наложил на рапорте Фитина следующую резолюцию:» Тов.Фитину, т.Овакимяну. Я говорил с т.Ильичевым. Он в принципе не возражает. Необходимо вам с ним встретиться и конкретно договориться»(2).

Скоординировать общие усилия двух советских разведок удалось в первых числах февраля 1944г.

Согласованное решение было достигнуто на совещании под председательством Л.П.Берия, куда были приглашены от НКГБ Фитин, Овакимян, Судоплатов, от ГРУ ГШ Ильичев и Мильштейн. Приоритет по ядерной проблеме был отдан 1-му Управлению НКГБ. Для концентрации развединформации и оперативного решения возникающих при этом вопросов, было решено в рамках НКГБ создать отделение «С». Руководителем отделения был назначен Судоплатов, одновременно совмещая обязанности начальника 4-го отдела НКГБ, заместителями были назначены Эйтингон и Сазыкин. Дальнейшая работа с Фуксом передавалась резидентуре ПГУ НКГБ.

Кадровый состав отделения «С» подбирался Судоплатовым из хорошо проверенных технически грамотных людей, владеющих иностранными языками. Позднее Судоплатов вспоминал: «...Большую работу по обработке поступавшей научно-технической информации по атомной бомбе проводили сотрудники отдела «С» Зоя Зарубина, Земсков, Масся, Грязнова, Покровский. Зарубина и Земсков, насколько я помню, под руководством Терлецкого перевели наиболее важные материалы по конструкции ядерных реакторов и самой атомной бомбе»... Кроме всего прочего, на первых порах отделению «С» было поручена доскональная проверка ученых занятых в исследовательских работах лаборатории №2.(6)

Тем временем, Фукс и другие английские ученые прибывшие с ним из Англии, несмотря на желание непосредственно принять участие в исследованиях Лос-Аламосе, не были допущены к работе. Фукс остановился в Нью-Йорке, для работы ему предоставили лабораторию в Колумбийском университете. Связь с Фуксом в целях безопасности была кратковременно «заморожена»,но в феврале 1944г. нелегальная связь вновь была восстановлена через агента советской разведки Гарри Голда.25 февраля 1944г. Фукс передал Голду копии теоретических расчетов, выполненных им в процессе работы в лаборатории университета.

В конце весны 1944г., после проведенной ФБР проверки, Р.Пайерлс и К.Фукс были приглашены продолжить свою работу в Лос-Аламос. Здесь стоит остановится на одном ярком событии, которое произошло осенью 1944г. Молодой физик, 19-летний доктор наук, Тед Холл пацифист и гуманист по призванию, после некоторых раздумий и советов со своим другом С.Саксом решил поделится с советской стороной некоторыми секретами своей работы в Лос-Аламосе. Прибывая в отпуске в Нью-Йорке, Холл и его товарищ решили действовать в поисках контакта с советскими представителями по одиночке. Однако первый контакт с нашим представителем закончился для Холла конфузом. Тем не менее сотрудник «АРМТОРГА»в последний момент не растерялся и посоветовал молодому человеку позвонить по телефону советскому журналисту С.К.Курнакову (Бек). Встреча состоялась на квартире Курнакова после телефонного звонка Холла. Курнаков, используя время после телефонного звонка, успел проконсультироваться с Яцковым (Алексей). В ходе знакомства и последующего разговора Курнаков выяснил, что Холл работает в закрытом военном учреждении и желает передать имеющуюся у него информацию генконсулу СССР. После наводящих и проверяющих вопросов Курнаков сообщил Холлу, что он уполномочен советской стороной оказать содействие молодому человеку в решении данного вопроса. Далее беседа проходила за накрытым столом. Холл, проявляя некоторую осторожность передал Курнакову список с фамилиями ведущих ученых занятых работой в Лос-Аламосе. На вопрос Курнакова, что толкнуло Холла совершить такой поступок, последний не замедлил с ответом. Ему очень не нравилась идея,что одно государство в мире будет обладать супероружием. В конце беседы Курнаков и Холл договорились о дальнейшей связи. Причем Холл добавил, что его связником будет его друг Сакс, данные которого тут же передал Курнакову. Вся информация приведенная Холлом в разговоре, вместе со списком, была передана Курнаковым в тот же день заместителю резидента Квасникову, который занялся перепроверкой поступившей информации. Друг Холла – Сакс тоже время зря не терял, на другой день, он явился в советское консульство с тем же предложением. Сотрудники консульства немедленно поставили в известность Яцкова. После недолгой беседы Яцков, получив более подробный материал Холла по Лас-Аламосу из рук Сакса договорился с ним о дальнейшем контакте. После доклада Квасникову (Антон), подробная шифрограмма с характеристиками Холла (Млад)и Сакса (Стар) была отправлена в Центр. Это был успех. Москва не замедлила с ответом. Разрешение на вербовку Млада и Стара было получено...

Осень 1944г. принесла еще одну успешную вербовку сразу двух агентов: Дэвида (Шмель) и Рут (Оса) Гринглэсс.


Д.Гринглэсс

Событие произошло довольно банально, за обедом в доме Юлиуса и Этель Розенбергов, куда были приглашены Гринглэсы. Общие взгляды на политику СССР и коммунистические идеалы сблизили этих людей. Поэтому Розенбергам (которые с 1942г. были агентами-связниками советской разведки и находились на связи у А.Фетисова) не составило большого труда убедить Дэвида Гринглэсса и его жену оказать посильную помощь советской стороне. Здесь стоит отметить один момент. Интерес к Дэвиду Гринглэссу возник не случайно. Находясь на военной службе, Д.Гринглэсс часто менял место своей службы и как раз осенью 1944г. был переведен на объект в Альбукерке недалеко от Лос-Аламос. Связь советской резидентуры с супругами Гринглэсс осуществлял Г.Голд (Раймонд). Кроме Голда, советская резидентура НКГБ располагала еще одной семейной нелегальной связкой Морисса (Альтман, Луис) и Леонтины (Лесли) Коэн. Морисс был завербован советской разведкой в конце 30-х годов, во время гражданской войны в Испании, где он принимал участие в боевых действиях на стороне республиканцев. Опыт Коэна позволил ему создать и успешно руководить 12 нелегальными агентами действующих в то время в США.

ГРУ в США действовало самостоятельно, получая основной материал от своего нелегального резидента А.А.Адамса (Ахилл). В Советский Союз, Адамс приехал в начале 20-х годов для налаживания оборудования «Форд» на наших заводах. Был женат и долгое время вместе с женой жили в Москве. В 1935г. Адамсу предложили работать на советскую разведку. После долгих бесед он согласился. В конце 1935г. пройдя подготовку в разведшколе Адамс возвратившись в США. Благодаря своим знаниям, энергии (возможно и финансового вливания по линии РУ) к 1940г. Адамс занимает пост президента технологической компании.

Ввиду того, что цель данной статьи осветить работу и вклад советской разведки в «Проблему №1» (САП), многие факты успешной работы НТР Советского Союза по добыванию американских секретов в других областях науки и техники опущены. Однако стоит отметить, что благодаря хорошо поставленной работы резидентуры ГРУ, НКГБ и нелегальных агентов в течении небольшого периода времени удалось получить громадное число информации о новейших по тем временам американских разработках в различных областях, в том числе авиации и радиотехники.


П.М.Мелкишев

Летом 1944г. Адамс неожиданно вызывает на встречу легального разведчика ГРУ в Нью-Йорке П.М.Мелкишева (Мольер). При встрече Адамс передает Мелкишеву добытые материалы по урановому проекту и сопроводительное письмо Директору. Материалы немедленно были переданы диппочтой в Москву. 26 июня 1944г. начальник ГРУ Ильичев направляет письмо №П-109СС и полученные материалы Первухину: «...направляю Вам по прилагаемой описи добытые агентурным путем сов.секретные материалы различных научно-исследовательских организаций США на 985 фото и 19 листах по вопросу об использовании урана для военных целей. Ввиду особой секретности проводимых в США работ по рассматриваемым в материалах вопросам, прошу ограничить круг людей, допускаемых к изучению этих материалов ...»(2).Чуть позже, 8 августа 1944г. Ильичев направляет второе письмо Первухину, с приложенными материалами на 3869 листах «...При получении этих материалов прошу сообщить оценку, а также перечень вопросов, требующих дальнейшее освещение...»(2).Однако частые встречи Адамса с легальным советским разведчиком для передачи столь объемного материала были замечены агентами ФБР. За 60-летним Адамсом была установлена слежка. Только благодаря опыту разведчика-нелегала удалось от нее избавиться. В течении короткого времени Адамс сменил несколько конспиративных квартир, а затем был нелегально вывезен из США в СССР.

В конце 1942г. к англо-американскому ядерному проекту подключилась Канада, на территории которой, как установили в то время американские специалисты, были обнаружены значительные залежи урановых руд. Для добычи и переработки столь необходимого сырья для Манхеттэнского проекта, в Канаде была создана исследовательская группа под руководством Д.Кокрофта. Летом 1943г. в группу канадских ученых был включен прибывший из Англии молодой физик Аллан Мэй. Находясь в Англии, Мэй работал в лаборатории Кембриджа и принадлежал к первой группе исследователей урановой проблемы. Его имя было хорошо известно в Центре т.к. в начале 1942г. он был завербован нелегальным агентом ГРУ в Англии Черняк Я.П. Перед самым отъездом в Канаду, Мэй (Алек) передал Черняку 130 страниц документации английских исследований по разделению изотопов урана. После переезда в Канаду, Мэй работал и жил в Монреале, часто выезжая в командировки (которые были связаны со строительством канадского завода) в США.

Советскую легальную резидентуру ГРУ в Оттаве с 1943г. возглавлял полковник Н.Заботин (Грант), занимая официальную должность военного атташе при посольстве СССР в Канаде. Летом 1943г.для усиления оперативной работы резидентуры в Канаду были направлены офицеры ГРУ Ангелов, Рогов и Мотинов.

В конце 1944г. Заботин получает указание Центра возобновить связь с Алланом Мэй. Задача была не простая т.к. Мэй жил и работал в закрытом для посторонних месте. Восстановить связь с Мэй, Заботин поручает молодому, но опытному оперативнику П.Ангелову (Бакстер).Через некоторое время Ангелову удалось найти подход к Мэю, проявляя при этом максимальную осторожность т.к. канадская контразведка и агенты ФБР не «дремали». Мэй отнесся к встречи довольно прохладно, не проявляя желание чем-то помочь. Тем не менее Ангелову удалось убедить Мэя продолжить сотрудничество. Опыт, пунктуальность и великолепное знание английского языка позволили Ангелову провести с Мэй несколько встреч, в результате которых удалось получить необходимые материалы по переработке урана и информацию о строительстве и оборудовании завода в Чок-Ривере. Вскоре через налаженную нелегальную сеть агентов ГРУ, Заботину удалось получить образцы урана-233 и урана-235 которые срочно были отправлены в Москву. Доставку образцов и материала осуществлял п/полковник Мотинов, для этого тщательно была продумана каждая деталь поездки...

Окончание следует.


Примечание:

1. Чиков В.М.,Керн Г. «Охота за атомной бомбой» М. «Вече» 2001г.

2. Лота М. «ГРУ и атомная бомба» М., «Олма-Пресс» 2002г.

3. Дьяченко А.А. «Опаленные в борьбе при создании ядерного щита Родины» М.,2008г.

4. «Атом-Пресс» стр 4 №38(670) 2005г.

5. Феклисов А.С. «За океаном и на острове» М., ДЭМ,1994г.

6. Судоплатов П.А. «Спецоперации. Лубянка и Кремль» М.,Олма-Пресс 2003г.


 

© Валентин Мзареулов, 2009 – 2017
Копирование материалов разрешено только по согласованию с администрацией сайта.