«ПРОБЛЕМА № 1». Часть IV. Реактивный двигатель или Россия делает сама. Вклад сотрудников разведки в советский атомный проект. 1945-1949 гг.


На главную
Органы госбезопасности СССР
Органы внутренних дел СССР
Военная разведка СССР
Cтраны Варшавского Договора
Биографический справочник
Вооружение и техника
Документы
Звания и знаки различия
Публикации
Фотогалерея

© А.Волков

См. Часть III – Вклад сотрудников разведки в советский атомный проект. Начальный период 1941-1945 гг.

В январе 1945г. американцы вышли на финишную прямую по созданию атомной бомбы. Информация об этом была получена Яцковым (через Лесли) от Млада и немедленно была передана в Центр.

Справка. Яцков Анатолий Антонович. Родился 31 мая 1913г. в г.Аккерман. В 1939г. окончил Московский полиграфический институт, после чего был направлен на работу в органы безопасности. В 1940г. лейтенант ГБ Яцков работал в Москве, в центральном аппарате. В конце 1940г.Яцков был направлен в ШОН. После ее окончания проходил стажировку в НКИД. В 1941г. руководство советской разведки приняло решение направить Яцкова в США в качестве оперативника Нью-Йоркской резидентуры под дипприкрытием. В период с 1941г. по 1942г. Яцков тесно сотрудничая с опытным резидентом С.М.Семеновым прекрасно освоил все приемы нелегальной работы и в дальнейшем безукоризненно выполнял ответственные задания по добыче секретной информации которая касалась Манхэттенского проекта. В 1946г. Яцков кратковременно руководил легальной Нью-Йоркской резидентурой. Под угрозой тотальной слежки со стороны американских спецслужб, Яцков был отозван в Москву и после непродолжительного отдыха был направлен на работу во Францию. Специализировался в области НТР. Прекрасно владел французским и английским языком. В 50-х и 60-х годах неоднократно выезжал в спецкомандировки в страны Европы и Азии. За заслуги в разведывательной работе полковник Яцков А.А. был награжден орденами Красной Звезды, Трудового Красного Знамени, орденом Октябрьской революции, медалями и знаком «Почетный чекист». Умер в 1993г. Яцков А.А. Указом Президента РФ был посмертно представлен к званию Героя России.

12 апреля 1945г. внезапно умирает президент США Рузвельт. Его место занимает новый президент США Г.Трумэн, который до этого момента не располагал данными о Манхеттэнском проекте и впервые был ознакомлен с деталями по докладу военного министра Г.Стимсона. Весной 1945г. в Белом Доме, в узком кругу лиц прошло первое заседание по вопросам ужесточения политики по отношению к Советскому Союзу. 23 апреля 1945г. американским правительством было принято решение о резком сокращении кредитов и различных поставок по ленд-лизу СССР. Неделей позже военный министр США Стимсон направил Трумэну письмо, в котором указывал сроки окончания работ по испытанию атомной бомбы и предлагал в случае успешных испытаний продемонстрировать миру силу ядерного оружия, которым располагает США. В это же время семь известных ученых-физиков, занятых в Манхеттэнском проекте, объединились для составления письма президенту США, в котором указали все последствия от реального применения ядерного оружия. Письмо было передано в Белый Дом лауреатом Нобелевской премии Д.Франком, но так и осталось без ответа со стороны президента США...

В начале июня 1945г. Яцков получил дополнительную информацию от Млада, которая также была срочно передана в Москву. В шифрограмме сообщалось: «...В июле месяце сего года ожидается производство первого взрыва атомного заряда. Активным веществом этой бомбы является элемент-94 без применения урана-235. В центре шара из плутония весом пять килограммов помещается инициатор бериллиево-полониевый источник альфа-частиц. Корпус бомбы, в который помещается это взрывчатое вещество, имеет внутренний диаметр сто сорок сантиметров. Общий вес бомбы, включая пенталит, корпус и прочие детали, составляет около трех тонн. Ожидается, что сила взрыва бомбы будет равна взрыву пяти тысяч тонн тринитротолуола. Запасы активного материала:

а) Уран-235. На начало апреля имелось 25 килограммов урана-235. Его ежемесячная добыча равнялась 7,5 килограмма.

б) Плутоний (элемент-94). В лагере-2 имеется 6,5 килограмма плутония.

Получение его надежно налажено. План добычи перевыполняется. Ориентировочно взрыв ожидается не позднее 10 июля сего года».

В числе первых лиц, кто был ознакомлен с дешифрованным текстом были Л.П.Берия и Председатель СНК СССР И.В.Сталин, который как раз собирался на Потсдамскую конференцию глав правительств СССР, США и Англии.

Испытательный взрыв был перенесен американцами на неделю из-за погодных условий, что по мнению В.М. Чикова вызвало у Берия недовольство Квасниковым и работой Нью-Йоркской резидентуры, в частности неточной развединформацией. Как было на самом деле, думаю уже никто не узнает. Однако то, что 16 июля 1945г. Берия лично сообщил Сталину о произведенном американцами ядерном взрыве – это исторический факт. Тем более, что сам Берия в этот период находился вместе со Сталиным в Потсдаме, а не сидел в кабинете на Лубянке (1). Попытка Трумэна произвести на Сталина впечатление произведенным ядерным взрывом закончилась ничем. На вопрос Черчилля, как на это сообщение отреагировал Сталин, Трумэн ответил: «Он не задал мне ни одного уточняющего вопроса...».

6 августа 1945г. летчики американских ВВС сбросили атомную бомбу на японский город Хиросиму, а затем 9 августа – на Нагасаки. США наяву продемонстрировали миру страшную силу ядерного оружия. Только в Хиросиме, за несколько секунд после взрыва атомной бомбы погибло 92133 человек. Общее число погибших составило более 150 тыс. человек, в основном гражданского населения.


Американская атомная бомба «Толстяк» (Fat Man), сброшенная на Нагасаки

20 августа 1945г. Сталин подписал постановление ГКО «О специальном комитете при ГКО СССР». С этого дня Советский Союз приступил к созданию собственной ядерной бомбы под условным обозначением «Реактивный двигатель С-1».

В начале октября 1945г. неожиданно обрывается связь с К.Фуксом. Последняя встреча Фукса и нелегального агента Г.Голда состоялась 19 сентября. Тогда Фукс передал Голду копию письма ученых-физиков к президенту США. Потеря связи не означала провал агента, но заметно настораживала советскую резидентуру, тем более, что с окончанием войны контрразведка США активизировала свою деятельность. Центр настойчиво рекомендовал усилить бдительность и лишний раз не назначать встречи с нелегальными агентами. В начале ноября 1945г. в Москву прибыл п/полковник ГРУ ГШ Мотинов (Ламонт) ,который доставил образцы урана 233 и 235 добытые резидентурой в Канаде. Мотинов, понимая ценность груза проделал длинный путь. Имея дипломатический статус в Канаде, он выехал из Оттавы в Нью-Йорк, где пересел на советский пароход идущий обратным рейсом в Союз. Знал ли в то время Мотинов какой опасности он подвергает свое здоровье перевозя на себе столь ценный груз для САП? Думаю, что нет. 4 ноября 1945г. новый начальник ГРУ ГШ генерал-полковник Ф.Ф.Кузнецов направил служебную записку №1498994 (с приложением материалов и образцов полученных из Канады и США) Маршалу Советского Союза Берия Л.П.

Советская резидентура ГРУ ГШ в Канаде успешно действовала до 1946г. получая важную информацию от своего надежного нелегального агента Жоржа Абрамовича Коваля (Дельмар). Сведения о заводе, его оборудовании по разделению изотопов и технологического процесса по получению металлического плутония в Ок-Ридже добытые Ковалем были сверхценными. Об этом свидетельствует служебная записка начальника 1-го отделения ГРУ генерала Хлопова, направленная 22 декабря 1945г на имя Судоплатова, в отдел «С» и письмо № 1499018 замначальника 1-го управления ГРУ полковника Мильштейна на имя генерала Сазыкина с приложением негатива фотопленки со схемой уранового котла и другого оборудования (2). Вполне возможно, что Дельмар и дальше продолжил бы свою работу в ядерном центре, если бы не случилось предательство Гузенко. Работу агентуры начали быстро сворачивать, но провалов избежать не удалось. Дельман уволился с предприятия и успел уехать в США, где продолжил свою работу несвязанную с ядерным производством. В 1949г. Коваль Ж.А. и Я.Черняк будут успешно вывезены в Москву...

6 сентября 1945г. шифровальщик советского посольства в Канаде, лейтенант Гузенко вместе со своей семьей (похитив ряд шифровок и три личных дела агентов) бежал из советского посольства найдя приют у канадских властей. Помимо документов, Гузенко выдал канадской контрразведке цели и задачи советской резидентуры, назвал ряд имен военных разведчиков. Канадские власти немедленно приступили к расследованию. Премьер-министр Канады М.Кинг проинформировал о начатом расследовании Лондон и Вашингтон. Назревал политический скандал. В Москве по указанию Сталина срочно была создана комиссия под председательством Маленкова, в которую вошли Берия, Абакумов, Кузнецов и Меркулов. Комиссия начала расследование обстоятельств побега Гузенко и провала агентуры. В результате расследования справедливо пострадал полковник Заботин, дававший всякие поблажки Гузенко по службе, отчасти и Мотинов, к сейфу которого Гузенко имел свободный доступ...

В начале 1946г. Квасников был отозван в Москву. После его отъезда, временно исполняющим обязанности резидента легальной советской разведки в Нью-Йорке был назначен А.А. Яцков (Джонни, Алексей),успешно перенявший нелегальную агентуру и богатый опыт конспиративной работы у Семенова. Летом 1946г. Яцков направил шифрограмму в Центр, в которой указывал, о продолжении сотрудничества с Луисом, Лесли и Младом, сообщил об уходе Р.Оппенгеймера с поста руководителя ядерного центра и передачи полученных материалов через Моряка (курьер авт.). Шифрограмма заканчивалась фразой: «...В дополнение сообщаем: в Тире в связи с событиями в Лесовии усилилась активность Спрута. Данное обстоятельство нами учитывается при работе со стажерами. Алексей «.

В ответной шифрограмме Центр настойчиво рекомендовал прекратить все связи с наиболее ценными агентами.»...В связи с резким обострением оперативной обстановки в Монблане и Лисовии рекомендуется до особого распоряжения прекратить связь с наиболее ценными стажерами. Возможность восстановления связи допустима только с санкции Центра и при условии, если возникнет острая необходимость сообщить особо важные сведения. Петров» (3). Псевдоним «Петров» принадлежал наркому НКГБ генералу армии В.Н.Меркулову.

Позднее Центр предупредил Яцкова о скорой предстоящей замене. В августе 1946г. Феклисов, затем Яцков (в декабре) были отозваны в Москву. Максимов, сменивший Яцкова в Нью-Йоркской резидентуре, принял руководство нелегальной агентурой чисто формально. Связь с Гарри Голдом (Арно, Гусь, Раймонд) и другими нелегальными агентами была «свернута». Более того, советская разведка уже знала, что люди работавшие тесном контакте с Голдом находятся под пристальным вниманием агентов ФБР, а сам Голд неоднократно вызывался в Комиссию Конгресса США по расследованию антиамериканской деятельности. Забегая вперед, можно заметить, что политический скандал, вызванный рядом обстоятельств, в том числе предательством Гузенко и речью Черчилля в Фултоне быстро перерос в период обострения отношений США и СССР. Пик противостояния достиг в 1947-48гг.Шумиха и антисоветская пропаганда поднятая в американской прессе привела к закрытию советских консульств во многих городах США. Советская разведка в США вынуждена была переключить всю работу с нелегальными агентами в неконтактный режим...

Весной 1946г. в связи с реорганизацией наркоматов в министерства, НКВД-НКГБ СССР было переименовано в МГБ-МВД СССР. Произошли кадровые перестановки.4 мая 1946г. на пост министра МГБ СССР был назначен генерал-полковник В.С.Абакумов. 15 июня 1946г. начальник 1-го Главного Управления МГБ СССР генерал-лейтенант Фитин П.М. был снят с должности. Его пост занял генерал-лейтенант П.Н.Кубаткин, бывший начальник УНКГБ г.Ленинрада. Кубаткин проработал в должности начальника 1-го ГУ до сентября (по другим сведениям до ноября) 1946г., затем его на этом посту сменил генерал-лейтенант П.В.Федотов.

А.Феклисов прибыл в Москву в начале 1946г. После подробного доклада о своей работе в США, Феклисов получил назначение в центральный аппарат 1-го ГУ МГБ СССР в 11-й отдел, который возглавлял Л.П.Василевский. Заместителями начальника отдела НТР являлись Л.Р.Квасников и А.И.Раина.

В августе 1947г. Феклисов будет направлен под дипломатическим прикрытием в Лондон. Задача которая была поставлена Феклисову руководством разведки заключалась в восстановлении связи с К.Фуксом, которая была потеряна в октябре 1945г.Как в США, так и в Англии за каждым шагом советских представителей внимательно следили агенты контрразведки и в этом очень скоро убедился Феклисов. Фукс после возвращения из США в Англию продолжал работу в лаборатории по ядерным исследованиям. Несколько раз в составе английских специалистов выезжал в командировку в Германию и представлял для советской разведки очень ценного агента, которого стоило беречь от всякого подозрения. Как позже вспоминал Феклисов, встречи с Фуксом предельно ограничили, за весь период начиная с 1947 по 1949г. прямых встреч было всего три. Первая встреча состоялась в людном месте Лондона, в пивном баре. Феклисов опознал Фукса по заученной фотографии и заранее обговоренным условным приметам. После обмена паролем Феклисов получил от Фукса ряд материалов связанных с производством плутония. В ходе дальнейшего разговора Феклисов передал Фуксу четкие инструкции касаемые дальнейших встреч и перечень вопросов, которые интересовали наших ученых. В течении последующих встреч К.Фукс передал все материалы которые так или иначе интересовали наши ученых-ядерщиков. Курчатов, Алиханов знакомясь с материалами добытыми разведкой уже четко представляли дальнейший путь и весь технологический процесс создания отечественной ядерной плутониевой бомбы.

8 апреля 1946г. согласно постановления СМ СССР в п.Сарово, на базе завода №550 было создано КБ-11, началось реконструирование завода и строительство зданий научного городка. Начальником КБ-11 был назначен П.М.Зернов, главным конструктором Ю.Б.Харитон. Технический совет при Спецкомитете был реорганизован в Научно-технический совет (НТС) ПГУ при СМ СССР. 15 апреля состоялось первое заседание НТС (под председательством Ванникова) на котором были рассмотрены тактико-технические данные (ТТД) советской атомной бомбы.

14 сентября 1946г. академик М.А.Садовский направил на имя заместителя начальника ПГУ А.П.Завенягина письмо с проектом постановления правительства «О мероприятиях по обеспечению к подготовке к наблюдениям реактивного двигателя».К проекту была приложена смета предварительной оценки стоимости создания полигона для испытаний и рекомендации ИХФ АН СССР по выбору площадки в малонаселенном месте. В ноябре 1946г. начальник ПГУ Б.Ванников изучив полученные материалы о результатах «обследования площадки строительства Горной станции ПГУ» подписывает постановление о начале строительства полигона для испытаний. Председатель спецкомитета Берия предлагает назначить на должность начальника полигона генерал-лейтенанта артиллерии П.М.Рожановича, который во время Великой Отечественной войны командовал артиллерией резерва Верховного Главнокомандования.31 мая 1947г. прошло очередное заседание спецкомиссии под председательством А.С.Александрова, на котором было принято окончательное решение о строительстве «объекта 905» Министерства Вооруженных Сил (МВС).Проектирование полигонных сооружений было поручено ГСПИ-11.Руководителем «строительства №310» был назначен генерал-майор Черных, научным руководителем академик М.А.Садовский .Все работы по обеспечению радиационной безопасности были возложены на начальника медико-биологической службы ПГУ А.И.Бурназяна. Для строительства объекта были выделены необходимые средства, материалы, необходимая техника. Контроль за проведением работ и обеспечение режима секретности строительства объекта осуществляли И.В. Курчатов и Л.П.Берия.

В конце 1945г. в ФБР США обратилась некая Элизабет Бентли, жена умершего в 1943г. советского нелегального агента -групповода Якова Голоса (Звук, Тимми), рассказавшая о том, что она является связной между несколькими группами советских агентов и руководителями компартии США. Бентли назвала имена известных ей агентов (более 40 человек). ФБР тут же ухватилось за «ниточки» которые вели к супругам Розенберг, а от них к Д.Гринглассу. Позднее агенты ФБР вышли на лидера КП США Э.Браудера и бывшего функционера КП США У.Чемберза, который на допросах показал, что он является агентом ГРУ. Сведения переданные предателем Гузенко позволили разоблачить 16 офицеров-оперативников ГРУ ГШ и еще 20 человек (граждан Канады) которые оказывали ту или иную помощь в сборе информации.

15 февраля 1946г. канадская полиция арестовала 16 человек, предъявив им обвинения в шпионаже. Следственная комиссия постаралась собрать как можно больше материала, после чего, судебным решением 9 человек получили длительный тюремный срок заключения. СМИ Канады, США, Англии усиленно муссировали детали шпионского скандала. В марте 1946г. английская контрразведка занялась детальной проверкой ученых-физиков, работа которых была связана с ядерными исследованиями. Аллан Мэй, который к этому времени вернулся из Канады не вызывал у контрразведчиков подозрения, как и К.Фукс, тем не менее оба были вызваны на допрос в службу безопасности Управления по атомной энергии. В ходе допроса психологическая ловушка расставленная опытным контрразведчиком сработала. На вопрос – «Сколько денег вы получили от русских?» Мэй произнес губительную фразу – «Я денег не брал...». Этого оказалось достаточно для того, чтобы контрразведка сделала соответствующие выводы. 1 мая 1946г. состоялся судебный процесс. Хотя Мэй не признал себя виновным и не назвал ни одной фамилии, суд вынес свое решение. Мэй был осужден на 10 лет заключения. (1)

Советская резидентура ГРУ в Канаде фактически свернула работу. Многие сотрудники разведки которые не были арестованы ФБР, в том числе вице-консул Мелкишев (Михайлов) и Ангелов были отозваны в Москву. Аналогично обстояли дела в США. Все оперативники ранее работавшие с Бентли были немедленно отозваны в Москву. Легальным резидентам в Вашингтоне – Горскому, Нью-Йорке – Правдину и Балтиморе – Ахмерову поступило указание от Меркулова немедленно прекратить на 3-4 месяца все встречи с агентами, а также с источниками работающими в федеральных учреждениях. 20 декабря 1946г. ведущему криптологу-лингвисту Мередиту Гарднеру удалось прочитать часть перехваченной шифрограммы ранее отправленной из Нью-Йоркской резидентуры. Армейское агентство безопасности США (ASA) приступило к работе по дешифрированию перехвата советских шифрограмм...

31 декабря 1946г. академик Курчатов в письме на имя министра МГБ Абакумова дал положительную оценку материалам добытым советской разведкой с которыми его ознакомил Василевский.

Весной 1947г. в структуре МГБ СССР произошли большие перемены. Было решено создать ядро из разведывательных органов – объединив 1-е ГУ МГБ, ГРУ ГШ и военно-морскую разведку в одно целое. В результате, Постановлением СМ СССР №1789-470сс о был создан Комитет Информации при СМ. Начальником 2-го бюро был назначен генерал-лейтенант П.В.Федотов. Председателем КИ при СМ СССР был назначен В.М.Молотов, его заместителем – генерал-лейтенант П.В.Федотов. Главным секретарем КИ при СМ СССР был назначен А.С.Панюшкин, который в октябре 1947г. был направлен в США в качестве главного резидента, занимая официальный пост Чрезвычайного и полномочного посла СССР в США. В составе КИ при СМ СССР были организованы семь управлений и несколько отделов. 1-й отдел занимался вопросами внешней контрразведки. 2-й отдел объединил все направления связанные с научно-технической разведкой. Начальником 2-го отдела был назначен Лев Петрович Василевский.

Также в этот период был создан разведывательный орган в Спецкомитете, который получил название 2-е спецбюро. Его начальником стал генерал-лейтенант П.А.Судоплатов.

30 мая 1947г. отдел «С» МГБ СССР был ликвидирован. Генерал-лейтенант П.А.Судоплатов был назначен начальником отдела «ДР». Заместитель начальника 1-го Главного Управления МГБ Г.Б.Овакимян будет направлен на работу в ПГУ на должность директора НИИ. Здесь стоит отметить интересный момент, часто тиражируемый в СМИ о злопыхательстве Берия по этому случаю (статья В.С.Антонова «Пусть уходит, жалеть не будем» НВО №558). На самом деле Берия прекрасно знал, что из себя представляет Овакимян и ценил его не только как разведчика, но и как крупного специалиста-химика. Причем не раз высказывал зависть Овакимяну, в том, что последний великолепно владеет пятью языками...


Морисс и Лона Коэн

Весной 1947г. Яцков, находясь во Франции под дипломатическим прикрытием, провел нелегальную встречу с супругами Коэн, которые как американские туристы посетили Париж. Позднее Яцков вспоминал, что эта встреча была радостной с обеих сторон. Лона и Морисс Коэн выразили желание продолжить работу на советскую разведку и были рады услышать от Яцкова высокую оценку их прежней деятельности. Яцков внимательно проинструктировал супругов Коэн о бесконтактной работе с агентурой, показал на карте Нью-Йорка места для тайников, которые будут организованы для приема-передачи материалов, а также договорился о датах и времени дальнейших контактов с резидентом. Летом 1947г. связь Центра с супругами Коэн была восстановлена через легального резидента в Нью-Йорке Ю.С.Соколова (Клод). Однако, учитывая повышенную активность агентов контрразведки США, Соколов не мог в силу этих обстоятельств проводить встречи с Коэн. Для дальнейшей связи и руководства группой «Волонтеры» в США был направлен другой очень опытный нелегальный разведчик Вильям Фишер (Ароч, Марк). При мимолетной встрече на улице в Нью-Йорке, Клод передал Марку всю информацию о тайниках и связях с Лэсли, которая в свою очередь была поставлена в известность о прибытии нового нелегального резидента. Получив разрешение Центра на работу с Луисом и Лесли, Марк после встречи с ними направил 12 декабря следующую шифрограмму в Центр: «Мною установлены контакты с Лесли и Луисом. Оба произвели хорошее впечатление. Работать мне с ними будет легко...» В ответной шифрограмме Центр просил Марка ускорить восстановление связи с другими источниками и в этом снова большую помощь оказала Лесли...

Справка. Вильям Генрихович Фишер (Ароч, Марк), больше известен под именем Рудольф Иванович Абель. Он же Мартин Коллинз, Эмиль Голдфус. Родился 11 июля 1903г. в семье русских эмигрантов, в г.Ньюкасле на Тайне. Отец Вильяма происходил их обрусевших немцев и был выслан за рубеж Российской империи в 1901г. в связи с революционной деятельностью. Семья Фишеров обосновалась в Англии, где Вильям успешно закончил среднюю школу и в 1916г. поступил на учебу в Лондонский университет. В Советскую Россию семья Фишера вернулась в 1920г. Отец и сын прекрасно владевшие немецким и английским языком сразу нашли работу в Исполкоме Коминтерна. В 1924г. Вильям поступил на учебу в Московский Институт Востоковедения. В 1925г. был призван в ряды Красной армии, служил телеграфистом, а после демобилизации устроился на работу в НИИ ВВС КА.В мае 1927г. Вильям Фишер женился на сотруднице НИИ Е.Лебедевой. В 1929г. в семье Фишера родилась дочь Эвелина. В том же году Фишер дал свое согласие на работу в ОГПУ. Первая загранкомандировка Фишера (оп. псевдоним Франк) в Норвегию состоялась в 1931г. Интересно отметить, что Фишер работал в Норвегии до 1935г. под непосредственным руководством знаменитого «короля нелегалов» Арнольда Генриховича Дейча. Вернувшись в Москву Фишер вторично был направлен в спецкомандировку в качестве радиста на этот раз в Англию. Однако вскоре был отозван в Москву из-за опасения быть раскрытым после бегства на Запад резидента в Испании – А.Орлова. В 1938г. Фишер неожиданно был уволен из органов. В период с 1938г. по 1941г. Фишер работал инженером на одном оборонном заводе. В сентябре 1941г. Фишер снова был принят в НКВД и направлен во 2-й отдел, к Судоплатову. Именно здесь он проходил стажировку у Рудольфа Ивановича Абеля. Позднее Фишер вместе с семьей будет направлен в Куйбышев в спецшколу по подготовке разведчиков-диверсантов. В период Великой Отечественной войны Фишер несколько раз забрасывался на оккупированную территорию Белоруссии где выполнял спецзадания. Наиболее яркий период его работы был связан с операцией «Березино».

После войны, пройдя 7-месячный курс в ШОН, изучив дополнительно французский язык, Фишер был направлен в качестве нелегального агента во Францию. Как раз в тот самый период, когда легальную советскую разведку во Франции возглавлял полковник ГБ Гузовский А.А. под прикрытием советника советского посольства (Гузовский в 1952г. будет арестован и осужден на 10 лет заключения). Вернувшись в 1947г. Москву, Фишер после недолгого отдыха и полугодовой интенсивной подготовки, в 1948г. был направлен через Данию в Канаду, а затем в США, в качестве нелегального резидента советской разведки.

В период 1946-1949гг. советская легальная разведка в США, Англии и Канаде столкнулась с большими трудностями . Весной 1947г. советский резидент КИ в Вашингтоне Долбин сообщил Центру «...в нынешних условиях мер предпринимаемых против нас контрразведкой и яростной антисоветской компанией проводимых в стране» многие задания Центра выполнить на практике не представляется возможным. Тем не менее, в феврале 1947г. Центр получил важную информацию от нелегального агента Маклейна (Гомер) который накануне был назначен первым секретарем Английского посольства в Вашингтоне, одновременно совмещая обязанности постоянного члена Объединенного Комитета по координации ядерных программ в области вооружений США, Англии и Канады. Наряду с политической информацией, добытой Маклейном, наиболее важной оказалась информация, которая содержала сведения о количестве в США ядерных бомб готовых к применению. Помимо этого большой интерес для Москвы представляла и политическая информация, которая поступала от Маклейна и Кернкросса из Лондона. Это позволило советскому Правительству принять в дальнейшем правильное решение во внешней политике. Здесь стоит заметить, что сведения поступающие в Москву от резидентов политической разведки находившихся в Западной Европе были далеко неоднозначными...

В сентябре 1947г. Инспекторская комиссия в составе Курчатова, Александрова и Павлова посетили объект №550. В докладе направленной Курчатовым на имя Берия говорилось: «...В настоящее время КБ-11 уже вышло из стадии начального организационного периода и развернуло научно-экспериментальную и конструкторскую работы...». Далее в записке указывалось какие работы ведутся в КБ-11,в частности в лаборатории взрывчатых веществ (руководитель М.Я.Васильев), в лаборатории рентгенографии (руководитель В.А.Цукерман), лаборатории деформации металлов (руководитель Л.В.Альтшулер), конструкторском бюро (начальник В.А.Турбинер) и отмечались серьезные случаи нарушения правил техники безопасности при работе. В конце 1947г. ГК НИИ ВВС начал натурные испытания корпусов бомб большого диаметра спроектированных ГСКБ-47. Бомбы с малым тротиловым зарядом сбрасывались на большой высоте с самолетов Пе-8. При этом был выявлен существенный недостаток в конструкции корпуса. Бомба длиной 3,35 м и диаметром 1,5м при полете переходила в угрожающее раскачивание, что пагубно отражалось на работе приборов. Для выяснения этого явления была привлечена группа авиаспециалистов под руководством академика С.А.Христиановича, которая успешно решила задачу по аэродинамике корпуса бомбы. Работа по радиовзрывателю бомбы была передана в ЦКБ-326 Минсвязи.

1948г. явился завершающим годом в строительстве главных объектов для советского атомного проекта (САП). Начатое в 1945г. строительство промышленных зданий комбината №813 (стройка НКВД №865 начальник генерал-майор Н.П.Байков) 1,5 года велось практически вручную силами 7 тыс.заключенных т.к. в разрушенной войной стране не хватало тракторов и экскаваторов (тяжелая техника стала поступать на стройку лишь в начале 1947г.). Заключенные содержались в лагерных бараках построенных рядом со стройкой. Каждой бригаде определялась норма выработки при 8-ми часовом рабочем дне. За перевыполнение плана на 150% один день заключения в лагере засчитывался за три. Дополнительно для заключенных были введены нормы усиленного питания. В конце 1948г. первая очередь строительства была завершена, завод был пущен в работу. Приемку комбината в сентябре 1949г. проводила Государственная комиссия прибывшая из Москвы под председательством начальника ПГУ при СМ СССР Б.Л.Ванникова. В состав комиссии входили Л.П.Берия и академик А.М.Петросьянц. Решением комиссии директор комбината А.Л.Кизима был снят с работы как несправившийся с государственным заданием. На место директора был назначен А.И.Чурин. В начале 1948г. в г.Нижняя Тура, Свердловской области было завершено строительство завода №418 (Свердловск-45) для магнитного разделения изотопов. 15 мая 1948г.на комбинате №817 был введен в строй реактор (завод «А»). 19 июня 1948г. реактор был выведен на полную мощность (100 мВт) для наработки оружейного плутония. В Арзамасе было полностью завершено строительство зданий КБ-11, научного городка и завода (стройка МВД №880,начальник строительства подполковник А.С.Понамарев). Первая очередь строительства была сдана 1 октября 1946г.,вторая – 1 мая 1947 г. В августе месяце 1948г. многие НИИ, лаборатории и объекты «Агудзеры», «Синоп» и «Озера» были переданы из ведения МВД в ПГУ при СМ СССР.

Большой вклад в САП внесли немецкие ученые, которые работали по контракту в СССР. Если на первых порах их работа вызывала пристальный взгляд сотрудников контрразведки, то с течением времени отношение к немецким специалистам положительно изменилось. В лаборатории «Синоп», которую возглавлял М.фон Арденне (1907-1997гг.) был создан первый в СССР масс-спектрометр. В лаборатории «Агудзеры» которую возглавлял нобелевский лауреат (позднее он стал лауреатом Сталинской премии 1-й степени) Г.Герц ,довели и усовершенствовали технологию промышленного разделения изотопов. С помощью Н.Риля (1901-1991гг.), удостоенного в последствии звания Героя Социалистического Труда удалось получить металлический уран в промышленных масштабах для загрузки реакторов. Под руководством докторов наук М.Фольмера, М.Штейнбеке и Г.Циппе была создана уникальная центрифуга по разделению изотопов.

Весной 1948г. в КБ-11 был развернут научно-исследовательский сектор. Руководителем был назначен первый заместитель Главного конструктора К.И.Щелкин. В июне 1948г. Турбинер был отстранен от руководства конструкторским бюро, на его место был назначен Герой Социалистического Труда, генерал-майор Н.Л.Духов, заместителем Духова был назначен конструктор морского торпедного оружия, капитан 1-го ранга В.И.Альферов. Детали к первой советской атомной бомбе изготавливались на опытном заводе №1 (директор А.К.Бессарабенко) и опытном заводе №2 (директор А.Я.Мальский). Если завод №1 выполнял прецизионные работы по металлу, в том числе и по металлическому урану, то завод №2 выполнял сложные работы по взрывчатым веществам. В июле 1948г. на Ногинском полигоне было произведено испытание окончательного варианта корпуса бомбы изготовленного на заводе №1. Испытания выявили надежную работу автоматики и аэрометрических приборов, однако надежность работы радиовзрывателя оставалась под сомнением.

9 августа 1948г. Ю.Б. Харитон и П.М.Зернов направили доклад «О состоянии работ по созданию атомной бомбы» на имя председателя ПГУ Ванникова. Доклад содержал четкое описание устройства РДС-1 и РДС-2 с подробным изложением выполненных работ. В ноябре 1948г. Курчатов и Харитон обратились к председателю ПГУ Ванникову с предложением о прекращении работ по РДС-2. Поводом для этого обращения послужили последние материалы полученные советской разведкой, в которых сообщалось, что американцы для подрыва составляющих атомной бомбы применили имплозивный метод (вместо «пушечного»). Расчеты произведенные группой Харитона показали, что такой метод увеличивает коэффициент использования в атомной бомбе урана-235 и уменьшает количество дефицитного плутония. По понятным причинам решение об отказе в разработке РДС-2 принято не было, однако большая часть научных сотрудников (математики, физики-теоретики) группы Харитона были вплотную подключены к работам над РДС-1. 15 апреля 1949г. Харитон и Щелков в докладной записке направленной Берия указали, что все основные принципиальные и конструктивные вопросы по атомной бомбе решены, но некоторые вопросы требуется доработать. Это касалось в первую очередь критической массы плутония, которого в нужных количествах еще не было...

Думаю, здесь стоит отметить участие в САП Л.П.Берия, которого некоторые авторы постоянно пытаются представить «кровожадным людоедом», а его роль в развитии САП свести к минимуму. Оценка его энергии и организаторской способности при решении сложных вопросов была дана руководителями и учеными, в том числе и Ю.Б.Харитоном, которые вплотную сталкивались с Берия при решении тех или иных задач. Повторять не имеет смысла. Что касается отношения Берия к людям, то можно привести один из множества примеров. В начале 1949г. радиовзрыватель предназначенный для РДС-1 (разработка ЦКБ-326) так и не был готов. При натурных испытаниях муляжа бомб все время проходили отказы радиовзрывателя связанного с радиовысотомером. На очередном заседании по предложению М.Г. Первухина было принято решение снять с работы Главного конструктора А.И.Скибарко, как несправившегося с правительственным заданием. Что в таком случае грозило Скибарко, понятно без слов. Однако Берия выступил в защиту конструктора, предложив тщательно проанализировать причину отказа и довести приборы «до ума». Окончание работ по прибору «Вибратор» было перенесено на 1 августа 1949г. под личную ответственность Скибарко и министра средств связи Г.В.Алексеенко (Постановление СМ СССР от 2 мая 1949г.) Причина отказов «Вибратора» вскоре была найдена, прибор усовершенствовали и после проведенных испытаний (муляжи бомб сбрасывались с самолетов на высоте 10-11 тыс. м.) Первухин и Алексеенко доложили Берия о готовности прибора к работе...

26 июля 1949г. государственная комиссия под председательством М.Г.Первухина начала приемку сооружений «Учебного полигона №2» (строительство №310, начальник генерал-майор Черных).Полигон был разделен на три зоны (площадки) с базой снабжения, производственными помещениями и ж/д станцией Жана-Семей. Приемка сооружений продлилась до 17 августа, после чего на полигон стали поступать приборы и детали РДС-1.

26 августа 1949г. на заседании Специального Комитета под председательством Ванникова (присутствовали: Маленков, Берия, Курчатов, Первухин, Завенягин, Махнев) был принят проект постановления СМ СССР «Об испытаниях ядерной бомбы».Проект постановления был рассмотрен Председателем СМ СССР И.В.Сталиным, однако письменного решение по этому вопросу не было вынесено...

27 августа 1949г. на очередном заседании было принято окончательное решение об испытаниях советской ядерной бомбы «РДС-1». Была назначена дата и время подрыва – в 8 часов 00 минут 29 августа 1949г. Вечером 28 августа на площадку «П» прибыли Берия, Первухин, Махнев. Сотрудники КБ-11 произвели окончательную сборку устройства, с установкой плутониевого узла, одновременно была проведена проверка систем автоматики подрыва заряда. В 4 часа утра начался подъем собранного устройства на 30 метровую металлическую башню. Получив разрешение от Берии и Курчатова, сотрудники КБ-11 Щелкин и Матвеев поднялись в лифте на башню, установили электродетонаторы, после чего все покинули башню, а Завенягин и Щелкин опечатали вход...

С рассветом погода неожиданно начала портиться, чувствовалось приближение грозы. Было срочно принято решение перенести испытательный взрыв на один час вперед вместо запланированного.Как известно «огненное»испытание «РДС-1» прошло успешно.

Из воспоминаний К.Щелкина «...За 12 минут до подрыва был включен автомат поля... и ровно в 7.00 вся местность озарилась ослепительным светом...» Мощность взрыва «РДС-1» составила от 20 до 22 кт в тротиловом эквиваленте.


РДС-1 – первая советская атомная бомба

Советское правительство высоко оценило труд советских ученых и конструкторов по созданию первого советского ядерного заряда. Помимо правительственных наград, многие ученые получили крупные денежные премии (Курчатов и Харитон 1 млн.рублей), автомобили в личное пользование и т.д. и т.п. Не были забыты и сотрудники госбезопасности...

В 1992г. академик Ю.Б.Харитон оценивая события связанные с разработкой советской ядерной бомбой заметил: «...Представляете, что было бы, если бы я рассказал о разведматериалах?! Запрет на разглашение самого факта получения подобной информации был суров. И уж кому-кому, а нашим «атомным» разведчикам должно быть особенно ясно почему советские физики не обсуждали эту тему».


Примечания:

1. Чиков В.М., Керн Г. «Охота за атомной бомбой» М., Вече 2001г.

2. Феклисов А. За океаном и на острове. Записки разведчика. ДЭМ., М.,1994г.

3. Круглов А. "Как создавалась атомная промышленность в СССР" ЦНИИАтомИнформ., М.,1995г


 

© Валентин Мзареулов, 2009 – 2017
Копирование материалов разрешено только по согласованию с администрацией сайта.