«Смерш»: Между мифом и ложью


На главную
Органы госбезопасности СССР
Органы внутренних дел СССР
Военная разведка СССР
Cтраны Варшавского Договора
Биографический справочник
Вооружение и техника
Документы
Звания и знаки различия
Публикации
Фотогалерея

© Илья Крамник

РИА-Новости http://ria.ru/analytics/20130419/933510998.html

Особое внимание советского руководства к контрразведке и деятельности спецслужб в целом было легко объяснимо. Придя к власти не в последнюю очередь за счет умелого воздействия на умы солдат и матросов, большевики не желали ни сохранять лазейку для очередных революционеров, ни облегчать жизнь вражеской агентуре. Именно эти соображения обусловили как особое значение советских органов госбезопасности, так и создание Главного управления контрразведки "Смерш" (Смерть шпионам!) 19 апреля 1943 года, ровно 70 лет назад.

Из армии в ГБ и обратно

На момент начала войны, 22 июня 1941 года, военная контрразведка в СССР была задачей 3-го управления НКО (народного комиссариата обороны). Незадолго до того, в январе 1941 года, эта функция вместе с кадровыми сотрудниками была передана в НКО из НКВД. С началом войны данное решение сочли ошибочным, и 17 июля 1941 года военная контрразведка вновь возвращается в структуру НКВД, в рамках которого создается Управление особых отделов.

Его сотрудники, носившие офицерские звания ГБ, занимались выявлением вражеской агентуры в частях и подразделениях РККА и флота, боролись с диверсантами и террористами в прифронтовой полосе. Кроме того, в их задачи входило ведение разведки в тылу противника, а также работа с немецкими военнопленными и проверка вернувшихся из вражеского тыла и/или плена советских военнослужащих.

Особые отделы исправно выполняли свою роль, однако двоевластие на фронте (военные подчиняются НКО, особисты – НКВД) не могло идти на пользу делу. В итоге, 19 апреля 1943 года постановлением СНК СССР № 415-138сс, на базе Управления особых отделов НКВД СССР образуется Главное управление контрразведки "Смерш" НКО.

Сейчас неизвестно, кто решил ввести в название государственной структуры залихватскую аббревиатуру от "Смерть шпионам!". Специалисты по истории ГБ полагают, что это было сделано по инициативе старших офицеров ГБ тех времен, еще помнивших времена революции и гражданской войны, когда возникали органы и службы с самыми невероятными названиями.

Вместе с функциями "Смерш" унаследовал и кадры НКВД – его главой становится комиссар госбезопасности 2-го ранга Виктор Абакумов. "Соседнюю" организацию – управление контрразведки наркомата ВМФ возглавил комиссар ГБ Петр Гладков. Несколько позже, 15 мая 1943 года, был создан отдел контрразведки "Смерш" для агентурно-оперативного обеспечения пограничных и внутренних войск, милиции и других вооруженных формирований НКВД. Его возглавил комиссар ГБ Семен Юхимович.

Ловля диверсантов на живца

О рутинной работе "Смерша" по поиску вражеской агентуры в войсках сказано достаточно – достаточно для того, чтобы равно отвергнуть крайние точки зрения на эту структуру: "Смерш" не был ни братством рыцарей без страха и упрека, ни, тем более, сборищем кровожадных маньяков. Это была нормальная спецслужба воюющей великой державы, и сидеть без дела ей не приходилось.

Возможно, главной визитной карточкой "Смерша" стала череда талантливых спецопераций-радиоигр, нанесших противнику значительный ущерб: противника заставляли сбрасывать грузы и десантировать группы диверсантов прямо в руки контрразведчиков.

Одна из таких операций, проведенная уже в 1944 году, известна под названием "Арийцы". Ее сутью стала радиоигра, убедившая немцев в успешной работе в советском тылу их группы, ранее обезвреженной сотрудниками "Смерш". Выброска таких групп проводилась, среди прочего, в рамках плана отторжения от СССР Северного Кавказа и прилегающих территорий. В данном случае, речь шла о Калмыцкой АССР.

Немецкие диверсанты, среди которых было немало прошедших специальную подготовку граждан СССР, должны были создать радиоцентр, несколько вспомогательных "радиоточек", установить связь с местным националистическим подпольем, и организовать выступления против СССР.

Сам факт постановки подобной задачи говорит о многом – к этому моменту Германия уже не располагала достоверной и полной информацией о происходящем в СССР за линией фронта, и руководство Абвера было не в курсе массовых депортаций ряда народов, в том числе – калмыков.

Транспортный самолет Ju-290 с "интернациональной" диверсионной группой был обнаружен над Астраханской областью 23 мая 2944 года. Уже после посадки в отдаленном районе области, он был атакован истребителями ПВО и уничтожен на земле. "Пойманная" вскоре недалеко от места приземления группа была частично уничтожена, частично захвачена в плен. При этом командир группы, капитан фон Шеллер, уже успел отправить в Берлин радиограмму о благополучной посадке.

Поставленные перед альтернативой – немедленный расстрел, по всем законам и обычаям войны положенный за шпионаж, или сотрудничество с советской контрразведкой, – немецкие диверсанты согласились сыграть против Рейха. В ходе последовавшей радиоигры захваченные диверсанты сообщили Берлину об успешной высадке, уничтожении самолета советскими истребителями, уклонении от преследования, поиске и подготовке уединенной площадки для новых самолетов. Сообщалось также об установлении связи с националистическим бандподпольем, что было одной из главных целей задания – напомним, о предшествовавших депортациях в Берлине не знали.

12 июня 1944 еще один Ju-290, с диверсантами и ценными грузами на борту, попал в расставленную ловушку: после выброски парашютистов в заданных районах он сел для разгрузки на подготовленной площадке, где его уже ждали советские солдаты. Экипажу удалось сжечь самолет, но миссия, разумеется, была полностью провалена – все диверсанты, включая парашютистов, были либо захвачены, либо уничтожены.

Эта потеря не прекратила радиоигру – потеря ценного самолета и группы была сочтена аварией, связь с группой продолжалась. Тем не менее, возрастающий дефицит транспортной авиации и продвижение советских войск на Запад, вкупе с высадкой союзников в Нормандии, привели к тому, что в Берлине отказались от идеи разжечь восстание в Калмыкии, и новых самолетов к группе фон Шеллера не посылали. В итоге руководство "Смерш" приняло решение прекратить радиоигру – одну из многих и далеко не последнюю.

***

"Смерш" продолжал работать до самого конца войны и некоторое время после, занимаясь, в том числе, проверкой советских репатриантов и освобожденных военнопленных.

Вопреки распространенному мнению, эту проверку благополучно прошло подавляющее большинство освобожденных советских граждан: в общей сложности на 1 марта 1946 года на родину вернулись 4 199 488 советских граждан, в том числе 2 660 013 гражданских и 1 539 475 военнопленных. В лагеря из этого числа попали 46 740 гражданских и 226 127 военнослужащих, или, в общей сложности – чуть больше шести процентов человек, в отношении которых был доказан добровольный переход на сторону врага или иное сотрудничество с ним.

Аналогичные процедуры, к слову, были приняты и у западных союзников. 3 марта 1946 года "Смерш", выполнив возложенные на него задачи, был расформирован, а его функции вновь переданы органам госбезопасности.


 

© Валентин Мзареулов, 2009 – 2017
Копирование материалов разрешено только по согласованию с администрацией сайта.