Акт приема и сдачи дел Министерства внутренних дел СССР


На главную
Органы госбезопасности СССР
Органы внутренних дел СССР
Военная разведка СССР
Cтраны Варшавского Договора
Биографический справочник
Вооружение и техника
Документы
Звания и знаки различия
Публикации
Фотогалерея

23 марта 1956 г.

I.

На основании распоряжения Совета Министров СССР от 1 февраля 1956 года № 561-рс Правительственная комиссия, в составе тт. Аристова А.Б. (председатель), Жаворонкова В.Г., Золотухина В.В., Горшенина К.П. и Посконова А.А. в связи с назначением министром внутренних дел СССР т. Дудорова Н.П. и освобождением от этих обязанностей т. Круглова С.Н. произвела прием и сдачу дел Министерства внутренних дел СССР.

В период приема и сдачи дел Правительственная комиссия организовала проверку работы управления и ряда отделов Министерства внутренних дел СССР, для чего было образовано 6 подкомиссий из работников Отдела административных органов ЦК КПСС, Министерства госконтроля СССР, Министерства юстиции СССР, Министерства обороны СССР, Министерства финансов СССР и Прокуратуры СССР.

Правительственная комиссия в присутствии вновь назначенного министра т. Дудорова и бывшего министра т. Круглова заслушала отчеты: заместителя министра т. Егорова С.Е. о состоянии работы в исправительно-трудовых лагерях; заместителя министра т. Филиппова Т.Ф. о состоянии работы милиции; заместителя министра т. Перевертки- на С.Н. о состоянии пограничных и внутренних войск, внутренней и конвойной охраны; заместителя министра т. Толстикова О.В. о состоянии местной противовоздушной обороны; заместителя министра т. Комиссарова И.С. о работе с кадрами в органах МВД; начальника отдела т. Соколова Я.П. о работе детских колоний МВД, а также содоклады руководителей соответствующих подкомиссий. От начальников остальных управлений и отделов МВД СССР были получены и рассмотрены комиссией письменные отчеты.

Правительственной комиссией установлено, что Министерство внутренних дел СССР неудовлетворительно выполняет поставленные перед ним партией и правительством задачи в области всемерного улучшения работы органов МВД по охране общественного порядка в стране, усиления борьбы с уголовной преступностью и хищениями социалистической собственности, улучшения деятельности исправительно-трудовых лагерей по перевоспитанию заключенных, осуществления государственного пожарного надзора, организации местной противовоздушной обороны и др.

Бывший министр т. Круглов, члены коллегии и другие руководящие работники МВД СССР не сделали должных выводов из решений июльского пленума ЦК КПСС (1953 года), не перестроили работу органов МВД в соответствии с требованиями постановлений ЦК КПСС от 12 марта 1954 года «Об основных задачах МВД СССР» и от 10 июля 1954 года «О мерах улучшения работы исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД».

В работе Министерства внутренних дел СССР преобладает еще канцелярско-бюрократический стиль руководства местными органами МВД. Вместо оперативной и конкретной помощи местным органам со стороны работников центрального аппарата на места рассылаются многочисленные приказы, директивы, инструкции, телеграммы. Проверка исполнения решений коллегии и приказов министра организована неудовлетворительно.

Между управлениями и отделами МВД СССР отсутствует должная слаженность и взаимосвязь в работе.

Критика и самокритика в министерстве не была развита.

Состояние работы управлений и отделов Министерства внутренних дел СССР характеризуется следующими данными.

Главное управление милиции

Возложенные на Главное управление милиции и его органы важные задачи охраны общественного порядка, усиления борьбы с уголовной преступностью и хищениями социалистической собственности выполняются плохо.

Уголовная преступность продолжает оставаться высокой. Количество таких тяжких преступлений, как убийство, разбойное нападение, кража личной собственности граждан, хулиганство и изнасилование, в 1955 году по сравнению с 1954 годом возросло. Широкое распространение получили попрошайничество, бродяжничество, нарушение паспортного режима, мелкая спекуляция, а также крупные хищения социалистической собственности. Общее количество совершаемых преступлений, начиная с 1949 года, ежегодно увеличивается.

Неудовлетворительно обстоит дело с раскрываемостью преступлений. Уголовный розыск органов милиции не раскрывает в среднем до 15% убийств, 30% разбойных нападений при хищениях государственного и общественного имущества, 20% разбойных нападений на граждан. По данным на 1 июля 1955 года, количество нераскрытых преступлений составляло свыше 98 тысяч, в том числе более 3500 убийств, около 11 000 разбойных нападений и более 28 000 краж государственного и общественного имущества. Низкая раскрываемость преступлений порождает обстановку безнаказанности для многих опасных преступников.

Органы милиции плохо ведут розыск преступников, бежавших из тюрем, лагерей, колоний и камер предварительного заключения. В настоящее время в розыске находится более 9000 преступников. Кроме того, разыскивается более 20 000 лиц, скрывшихся от ареста, следствия и суда. В числе разыскиваемых 1775 убийц, 2855 бандитов и разбойников, 3940 воров.

Технические средства, имеющиеся в незначительном количестве в распоряжении органов милиции, для раскрытия преступлений используются плохо. Научно-исследовательский институт криминалистики Главного управления милиции работает над крайне узким кругом вопросов и не охватывает такие важные для практической деятельности милиции проблемы, как обобщение и распространение положительных, проверенных многолетней практикой форм и методов работы с агентурой, изучение причин низкой раскрываемости преступлений, научная разработка метода тренировок и использования служебно-розыскных собак и другие.

Агентурно-оперативная работа в органах милиции находится в запущенном состоянии, с помощью агентуры раскрывается не более 20% уголовных преступлений. Работники периферийных органов милиции не имеют четких указаний от Главного управления милиции о порядке работы с агентурой, в связи с чем часто допускают серьезные ошибки и провалы, затрудняющие раскрытие преступлений.

Вместе с тем в практической деятельности участковых уполномоченных и оперативных работников милиции нашла широкое применение работа с так называемыми доверенными лицами, используемыми по существу как секретные осведомители. Таких «доверенных лиц» насчитывается более 700 тыс. чел. помимо официально существующей агентурно-осведомительной сети и многочисленных бригад содействия милиции, а также категории дворников и сельских исполнителей, обязанных помогать милиции в поддержании общественного порядка. Местные работники милиции высказываются за упразднение института «доверенных лиц», поскольку он приводит к массовому разбуханию своего рода осведомительной сети и насаждению режима взаимной слежки среди населения. Однако Главное управление милиции стремится узаконить его существование, разработав специальную инструкцию о работе с «доверенными лицами».

МВД СССР и Главное управление милиции плохо осуществляют руководство периферийными органами милиции. При выездах на места работники центрального аппарата глубоко не изучают оперативной обстановки, не добиваются устранения имеющихся недостатков, поэтому их поездки мало влияют на улучшение дела в органах милиции. Например, в ноябре-декабре 1955 года в Украинскую ССР для проверки и оказания помощи в работе органам милиции выезжала группа работников Главного управления милиции в составе 40 чел. во главе с заместителем министра внутренних дел СССР т. Филипповым. Практически ощутимых результатов этой поездки нет. С разных мест Украинской ССР продолжают поступать сигналы о неблагополучии в борьбе с преступностью.

Очень слабо изучается и обобщается имеющийся положительный опыт работы по борьбе с преступностью. Работникам милиции не известны имена лучших сотрудников уголовного розыска, ОБХСС, следователей, участковых уполномоченных. Не издаются брошюры об опыте работы лучших оперативных работников, следователей, работников наружной службы, проводников розыскных собак.

В органах милиции установилась порочная практика, когда работа начальников периферийных органов милиции оценивается только по количеству зарегистрированных преступных проявлений без анализа причин, влияющих на изменение количества зарегистрированных преступлений и состояние работы по раскрытию преступлений. Такая практика приводит к тому, что в ряде случаев начальники органов милиции, боясь ответственности за увеличение количества совершаемых на их участках преступлений, скрывают многие преступления от учета. Имеющиеся в Главном управлении милиции данные свидетельствуют о том, что факты укрытия уголовных преступлений от учета приняли массовый характер.

Общая штатная численность органов милиции на 1 января 1956 года составляла 308 996 единиц, из них некомплект — 9618 единиц, или 3,1%.

В деле подбора, расстановки и воспитания кадров милиции имеют место серьезные недостатки. Во многих случаях на важные участки оперативной и следственной работы назначаются лица без надлежащей подготовки. Значительная часть работников, особенно городских и районных отделов, отделений милиции и участковых уполномоченных, не отвечает предъявляемым к ним требованиям.

Качественный состав кадров органов милиции улучшается медленно. Уровень общеобразовательной подготовки работников милиции очень низок. Среди начальников горрайотделений милиции, которые, по существу, определяют состояние всей работы органов милиции, 65% работников имеют низшее и незаконченное среднее образование, 30% — среднее и 5% — незаконченное высшее и высшее образование.

Среди участковых уполномоченных 93,3% работников не имеют среднего образования.

Органы милиции, на которые возложены большие задачи по охране общественного порядке в стране, не занимают ведущего места в системе МВД СССР, существуют обособленно, имеют отдельное положение о прохождении службы личным составом и находятся на «втором плане» в вопросах правового положения и материального обеспечения работников. Такая обособленность органов милиции привела к неоправданным излишествам в структуре органов МВД на местах. В каждой области существуют Управление МВД и Управление милиции, в которых имеются некоторые отделы, дублирующие друг друга или выполняющие сходные функции.

Органы милиции совершенно неудовлетворительно обеспечены средствами транспорта, связи и оперативной техникой. Только 10% милицейских постов имеют телефонную связь, участковые уполномоченные, как правило, телефонов не имеют. Положенное по штатам количество легковых автомашин укомплектовано только на 37%. Источников постоянного пополнения оперативной техники органы милиции не имеют.

Положение об органах милиции, изданное в 1931 году, явно устарело и требует обновления.

Исправительно-трудовые учреждения (Главное управление лагерей и колоний, отдел тюрем, отдел детских колоний)

I.

ЦК КПСС своими постановлениями от 12 марта и 10 июля 1954 года обязал руководство МВД СССР принять меры к коренному улучшению дела перевоспитания заключенных путем укрепления режима их содержания и приобщения к общественно полезному труду.

Руководство МВД СССР безответственно отнеслось к выполнению этих постановлений, не навело порядка в режиме содержания осужденных в местах заключения, не справилось с задачей правильной организации их трудового воспитания.

Выполнение задач по перевоспитанию и исправлению заключенных в МВД СССР возложено на Главное управление исправительно-трудовых лагерей и колоний (ГУЛАГ), которое осуществляет руководство 46 исправительно-трудовыми лагерями и 6 лагерными отделениями, подчиненными непосредственно ГУЛАГу, а также 26 управлениями исправительно-трудовых лагерей и колоний, 47 отделами и 13 отделениями исправительно-трудовых колоний министерств внутренних дел союзных республик и управлений МВД краев и областей.

В указанных исправительно-трудовых лагерях и колониях на 1 января 1956 года содержалось 781 630 [1] заключенных.

МВД СССР не выполнило указания ЦК КПСС о раздельном содержании в ИТЛ лиц, осужденных впервые за менее опасные преступления от рецидивистов и осужденных за бандитизм, разбой, умышленное

убийство и другие особо опасные преступления. Это не только затрудняет работу по перевоспитанию заключенных, но и способствует распространению вредного влияния на заключенных со стороны рецидивистов и других лиц, осужденных за тяжкие преступления.

Содержащийся в лагерях уголовно бандитствующий элемент, не будучи изолированным от остальной массы заключенных, создал в лагерях свои группы и организованно выступает против исправительнотрудовых мероприятий. Он ведет паразитический образ жизни, дезорганизует работу производства, выводит из строя оборудование, организует массовые беспорядки, срывает мероприятия политико-воспитательной работы, грабит и терроризирует честно работающих заключенных и чинит другие беспорядки.

Руководство министерства и ГУЛАГа в интересах чисто хозяйственной деятельности допускает произвол и безответственность в расконвоировании заключенных, чем грубо нарушает Положение об ИТЛ и колониях. На 1 января 1956 года в лагерях и колониях МВД насчитывалось около 70 000 расконвоированных заключенных, в том числе и лиц, осужденных за особо опасные преступления. Установлены многочисленные факты, когда, оставаясь без охраны и надзора, расконвоированные заключенные совершают тяжкие уголовные преступления: разбойные нападения на граждан, убийства, насилия, побеги и др.

В 1955 году 7332 заключенных привлечено к уголовной ответственности за преступления, совершенные в момент отбывания наказания в ИТЛ и колониях. Возросло количество побегов заключенных из лагерей. Так, в 1955 году из лагерей бежало 2400 заключенных, что на 44,5% больше, чем в 1954 году. Из числа бежавших 335 чел. не задержано до сих пор.

Наличие большого количества побегов заключенных также связано с неудовлетворительной организацией конвойно-караульной службы в ИТЛ и колониях.

В соответствии с установленным лимитом и наличием заключенных численность личного состава военизированной охраны ИТЛ и колоний составляет 98 857 чел. Кроме того, содержится сверх лимита за счет производства 14 000 чел.

Вследствие слабой организации политико-воспитательной работы дисциплина среди личного состава военизированной охраны находится на низком уровне. Систематически допускаются такие серьезные нарушения, как сон на посту, самовольный уход с постов, пьянство и другие грубые нарушения. В 1955 году личным составом военизированной стрелковой охраны допущено 28 случаев неправильного применения оружия, в результате чего было убито 6 и ранено 30 заключенных.

Министерство внутренних дел СССР обязано было решительно улучшить политико-воспитательную и культурно-массовую работу с заключенными, направив ее на обеспечение твердого порядка и дисциплины в ИТЛ и колониях, приобщение заключенных к общественно полезному труду, повышение их политической сознательности и возвращение по отбытии наказания к честной трудовой жизни.

В октябре 1954 года ЦК КПСС утвердил «Положение о политорганах Главного управления исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД», которым возложил на политотдел ГУЛАГа и политорганы лагерей и колоний организацию и ответственность за проведение политико-воспитательной работы с заключенными.

В соответствии с этим Положением пересмотрена структура политорганов в ИТЛ и колониях. В настоящее время в 39 ИТЛ и 14 УИТЛК имеются политические отделы, а в остальных ИТЛ, УИТЛК и ОИТК — политчасти. В большинстве лагерей и колоний имеется необходимая база для проведения политико-воспитательной и культурно-массовой работы с заключенными.

Однако наличие массовых беспорядков в лагерях и низкая дисциплина среди заключенных свидетельствуют о том, что политотделы ГУЛАГ и политорганы лагерей и колоний все еще плохо организуют политико-воспитательную работу в ИТЛ и колониях.

Многие политорганы ИТЛ ограничивают свою деятельность только проведением докладов, лекций и т.п. Они слабо ведут борьбу с недостатками в режиме содержания и в организации трудового использования заключенных, мало занимаются организаторской работой, слабо вовлекают коммунистов и комсомольцев в проведение воспитательных мероприятий среди заключенных. Совершенно недостаточно проводится индивидуальная работа с заключенными. Зачастую она строится по шаблону, без учета возраста, национального состава заключенных и характера совершенных ими преступлений.

Одним из крупных недостатков в работе МВД СССР является отсутствие научно-исследовательской работы в области исправительно-трудовой политики, систематизации и обобщения опыта по перевоспитанию осужденных. Имевшиеся в этом деле положительный опыт в период работы Ф.Э. Дзержинского и педагогическое наследие А.С. Макаренко преданы забвению.

ЦК КПСС обратил особое внимание МВД СССР на выполнение важной государственной задачи, заключающейся в перевоспитании осужденных путем приобщения их к общественно полезному труду, однако Министерство слабо справляется с решением этой задачи и допускает серьезные недостатки в трудоиспользовании заключенных.

В 1955 году заключенные трудоиспользовались в промышленном производстве, строительстве и сельском хозяйстве непосредственно в ИТЛ и колониях МВД, а также на объектах работ, осуществляемых на контрагентских началах для других министерств и ведомств.

Среднесписочная численность заключенных в лагерях и колониях МВД за 1955 год составила 909 100 чел. Вывод заключенных на оплачиваемые работы составил 69,4% при плане 77,7%, т.е. недовыполнен на 8,3%. Причиной этого недовыполнения явилась необеспеченность работой, отказы заключенных от работы, содержание осужденных в штрафных изоляторах, отсутствие охраны, всего по этим причинам в течение 1955 года недоиспользовался труд 48 239 заключенных.

Вследствие плохой организации труда многие честно работающие заключенные не выполняют норм выработки, имеют крайне низкий заработок, не получают зачетов рабочих дней, что приводит к снижению дисциплины в ИТЛ, отказам от работы и неподчинению лагерной администрации.

В ряде лагерей и колоний заключенные размещены очень скученно. В некоторых ИТЛ основной жилой фонд состоит из временных строений, пришедших в ветхость и требующих капитального ремонта или замены их новыми постройками. В отдельных лагерных подразделениях отсутствуют столовые, в связи с чем заключенные принимают пищу в помещении общежитий.

Для медицинского обслуживания заключенных в ИТЛ и колониях на 1 января 1956 года имелось 1564 амбулатории и 941 больница, в которых развернуто 36 524 койки. Однако амбулатории и больницы имеют большой недокомплект врачебных кадров, особенно врачей- специалистов.

Выполняя постановление ЦК КПСС от 10 июля 1954 года, Главное управление исправительно-трудовых лагерей и его периферийные органы провели некоторые мероприятия по укреплению руководящих кадров и остального состава лагерей и колоний.

В порядке укрепления кадров военизированной охраны, оперативнорежимных отделов, аппаратов политорганов из школ и училищ МВД в 1954—1955 годах направлено на работу в лагеря и колонии 2674 чел. начальствующего состава и 1880 чел. специалистов с высшим и средним специальным образованием. Переподготовлено в учебных заведениях МВД 1876 чел. начальствующего состава, в том числе начальников и заместителей начальников лагерных подразделений 833 чел.

Несмотря на проделанную работу по укреплению ИТЛ и колоний кадрами, руководство МВД СССР и ГУЛАГа не выполнило до конца указание ЦК КПСС об укреплении ИТЛ кадрами, способными обеспечить решительное улучшение деятельности лагерей, и замене негодных работников. На многих должностях в ИТЛ продолжают оставаться лица, неподготовленные или провалившиеся на прежней работе.

Воспитательная работа с кадрами ИТЛ и колоний организована плохо, дисциплина среди начальствующего и вольнонаемного состава находится на низком уровне.

Имеются факты, когда работники ИТЛ допускают нарушения законности, выражающиеся в необоснованном применении оружия, рукоприкладстве, незаконном водворении заключенных в штрафные изоляторы и др. Неправильные действия работников ИТЛ вызывают недовольство и многочисленные жалобы со стороны заключенных, а иногда провоцируют их на организацию беспорядков.

Руководство министерства не разобралось до конца в структуре и штатах как центрального аппарата ГУЛАГа, так и его периферийных подразделений. Центральный аппарат ГУЛАГа состоит из производственного управления и целого ряда отделов. В работе некоторых отделов имеет место параллелизм.

Штатная численность центрального аппарата ГУЛАГа установлена в количестве 452 единиц. Штатная численность административно-управленческого аппарата периферийных подразделений ГУЛАГа установлена в количестве 50 506 единиц, из них 42 098 единиц приходится на лагерные подразделения и колонии.

С мест поступает много предложений о пересмотре структуры и сокращении штатов подразделений ГУЛАГа. Например, в связи с предложением Магаданского обкома КПСС ГУЛАГ МВД СССР нашел возможным сократить в 1956 году штатную численность аппарата Управления северо-восточных лагерей на 285 единиц, или на 34,5%, а по лагерным подразделениям, подчиненным этому управлению, на 530 единиц, или на 21%. Штатные излишества имеются и в других подразделениях ГУЛАГа. Однако со стороны руководства ГУЛАГа должной инициативы в деле упрощения структуры и сокращения штатов не проявляется.

Руководство МВД СССР допустило ошибку, возложив всю ответственность за служебно-оперативную и хозяйственную деятельность таких крупных ИТЛ, как Воркутинский, Вятский, Унженский, Каргопольский и другие, на управления МВД областей, что вызывает ненужные расходы государственных средств и создает лишние звенья в руководстве лагерями.

II.

Тюремный отдел МВД СССР руководит работой следственных, срочных и пересыльных тюрем, тюремных психиатрических больниц, лагерей для осужденных военных преступников из числа бывших военнопленных; ведет учет содержащихся в местах лишения свободы осужденных иностранных граждан и лиц без гражданства; организует и проводит репатриацию из СССР за границу освобождаемых из мест заключения иностранных граждан; ведает архивом по делам военнопленных и интернированных.

В ведении Тюремного отдела МВД СССР на 1 января 1956 года имелось 389 следственных тюрем, 20 пересыльных тюрем, 4 срочных тюрьмы, 2 тюремные психиатрические больницы, 2 лагеря для осужденных военных преступников и 2 сборных пункта, в которых содержатся освобожденные из мест заключения иностранцы в ожидании репатриации их за границу.

На 1 января 1956 года в следственных, пересыльных и срочных тюрьмах, а также в тюремных психиатрических больницах содержалось 149 770 [1] заключенных.

Начиная с мая 1955 года поступление заключенных в тюрьмы возросло, что усложнило обстановку в работе некоторых тюрем. Тюремный отдел МВД СССР и администрация ряда тюрем оказались слабо подготовленными к работе в этой обстановке, допустили ослабление руководства подчиненными подразделениями. В результате этого в тюрьмах имели место массовые неповиновения заключенных, групповые голодовки и другие преступные проявления. В 1955 году в 25 тюрьмах массовые беспорядки заключенных сопровождались погромами в камерах и нападениями на охрану.

На 1 января 1956 года в тюрьмах содержалось 3766 подследственных заключенных, числящихся за следственными и судебными органами, дела на которых расследуются с нарушением установленных законом сроков, имеются и такие заключенные, дела на которых расследуются свыше двух лет.

МВД СССР не принимает мер к своевременному вывозу из тюрем осужденных несовершеннолетних; на 1 января 1956 года их содержалось в тюрьмах 6136 чел. В ряде тюрем они размещены вместе со взрослыми заключенными из числа уголовников-рецидивистов. Последние оказывают разлагающее влияние на подростков, терроризируют их, склоняют к мужеложству и вербуют в различные воровские группировки.

Многие из осужденных к высшей мере наказания содержатся в тюрьмах в ожидании окончательного решения вопроса по 7—8 месяцев. Чувствуя свое безнадежное положение, эта категория заключенных ведет себя вызывающе, наносит оскорбления охране и надзирателям, совершает попытки к самоубийству и совершает другие проступки.

Большинство тюрем МВД не имеет канализации, центрального отопления и водопровода. Здания и сооружения тюрем имеют большой технический износ. Например, 311 тюрем имеют эксплуатационный срок от 50 до 400 лет.

Штаты тюрем и лагерей тюремного отдела составляют 52 298 единиц, в том числе начальствующего состава 7000 [1] единиц.

Вследствие слабой постановки политико-воспитательной работы уровень дисциплины среди личного состава тюрем является низким, не изжиты случаи преступной связи с заключенными, сны на посту и нарушения социалистической законности.

Специальная подготовка личного состава тюрем осуществляется слабо, в тюрьмах отсутствуют необходимые инструкции и документы по организации тюремного режима, службы охраны и другие.

III.

В системе МВД СССР имеется 65 детских трудовых колоний, в которых содержится 21 524 воспитанника и 62 детских воспитательных колонии с количеством 16 202 воспитанника, а всего в 127 колониях на 1 января 1956 года содержалось 37 726 воспитанников мужского и женского пола в возрасте от 11 до 18 лет.

Министерство неудовлетворительно справляется с задачей воспитания детей и подростков, находящихся в детских колониях; стройной, научно обоснованной системы воспитания подростков не имеется и должной работы в этом направлении не ведется.

Воспитательная работа и дисциплина среди воспитанников детских колоний находится на низком уровне; в колониях имеют место многочисленные случаи хулиганства, пьянства, краж, картежных игр, побегов, отказов от учебы и работы.

Местными комиссиями, проверившими в 1955 году работу 105 детских колоний, было признано, что в 47 колониях режим и дисциплина находятся в неудовлетворительном состоянии и в 41 колонии отмечено неудовлетворительное состояние учебно-воспитательной работы.

Администрация и воспитатели многих колоний не ведут вдумчивой работы с воспитанниками. Воспитательная работа во многих колониях отдана на откуп бригадирам, назначаемым зачастую из числа недисциплинированных воспитанников, которые, пользуясь бесконтрольностью, чинят в колониях произвол, избивают воспитанников, чем вызывают к себе их ненависть. В Дубновской, Изяславской, Надвоицкой и Усманской колониях имели место самоубийства воспитанников. Работники ряда колоний вместо решительной борьбы с этими недопустимыми явлениями сами нарушали законность, необоснованно водворяли воспитанников в штрафные изоляторы, избивали и применяли различные методы устрашения, чем провоцировали их на массовые неподчинения и другие нарушения.

В 1955—1956 гг. в некоторых детских трудовых колониях имели место дезорганизаторские выступления подростков (бунты), которые сопровождались учинением серьезных беспорядков с человеческими жертвами. Так, например, 4 августа 1955 года во время беспорядков в Земо-Авчальской колонии было ранено 50 воспитанников и один убит, в Майкопской колонии 11 января с.г. во время беспорядков был убит один воспитанник и тяжело ранен мастер производственного обучения. Подобного рода факты имели также место в Арзамасской, Георгиевской, Бобруйской, Верхотурской, Осташковской и других колониях. Во многих случаях порядок восстанавливался с помощью воинских подразделений.

Учебно-воспитательная работа в ряде колоний проводится неудовлетворительно. Учительские коллективы работают плохо, контроль за работой учителей со стороны директоров школ осуществляется слабо, некоторые учителя к урокам не готовятся, многие школы колоний не обеспечены необходимым оборудованием и учебными пособиями. Серьезные недостатки имеются в политико-воспитательной, культурно-массовой и физкультурно-спортивной работе среди воспитанников.

МВД СССР не уделяет должного внимания делу организации профессионального обучения подростков. Во многих колониях нет производственных площадей, не хватает оборудования и инструмента. В Земо-Авчальской трудовой колонии из 600 воспитанников 310 чел. профобучением не охвачены и никаким трудом не заняты. В Мариямпольской, Виляндской, Дубновской, Изяславской и некоторых других колониях учебные мастерские не организованы, никакого профессионального обучения воспитанников здесь не проводится. По неполным данным, колониям требуется 450 металлорежущих станков и 60 деревообрабатывающих, свыше 200 швейных машин и некоторое другое оборудование.

Особенно неудовлетворительно поставлена работа по организации производственного обучения воспитанников в группах индивидуально-бригадной подготовки. Курс техминимума для них не преподается, мастера к занятиям готовятся плохо. План повышения квалификации воспитанников за 1954—1955 учебный год по всем колониям был выполнен всего лишь на 65%.

Увлекаясь чисто хозяйственной деятельностью, администрация колоний в ущерб делу трудового воспитания искусственно ограничивает применение труда воспитанников на производстве, подменяя его трудом вольнонаемных рабочих и взрослых заключенных. В Алма-Атинской колонии труд подростков в выпуске товарной продукции составляет 30— 35%. Аналогичное положение имеет место в Челябинской, Атлянской, Икшанской и некоторых других колониях. Многие воспитанники, окончившие производственное обучение в учебных мастерских и направленные в цеха основного производства, по полученной специальности не работают, используются на разных подсобных работах и часто лишены возможности повышать свою квалификацию.

Наличие существенных недостатков в производственном обучении приводит к тому, что многие воспитанники после выхода из колоний, несмотря на присвоенный им разряд, необходимой квалификации не получают и, как правило, по полученной специальности не работают.

Министерство не проявляет должной заботы о трудоустройстве воспитанников после освобождения их из колоний. Воспитанники в ряде случаев вынуждены сами искать себе работу; менее устойчивые из них вновь встают на преступный путь.

Бытовые условия воспитанников во многих колониях являются неудовлетворительными. Колонии переполнены, воспитанники живут скученно, спят по 2 чел. на койке. В Атлянской колонии при емкости ее на 550 чел. содержалось 921 чел., в Архангельской — вместо 600 содержалось 827 чел., в Березовской — вместо 450 содержалось 642 чел. и т.д.

Во многих колониях жилые помещения находятся в антисанитарном состоянии, столовые и торговые ларьки работают плохо. Обмундирование воспитанникам выдается низкокачественное, многие из них ходят в рваной одежде и обуви. Серьезные недостатки имеют место также и в медицинском обслуживании.

Основная причина отмеченных недостатков состоит в том, что Министерство не сумело обеспечить правильный подбор, расстановку и воспитание кадров детских колоний. Значительная часть работников детских колоний в центре и на местах не имеет необходимой специальной подготовки, среди них мало людей с педагогическим и техническим образованием. Особенно неблагополучно обстоит дело с кадрами начальников колоний, воспитателей и мастеров производственного обучения. Так, например, из 30 начальников отделов детских колоний только 11 чел. имеют педагогическое образование, среди 122 начальников колоний только 29 чел. с педагогическим образованием. Более 50% должностей заместителей начальников колоний по учебно-производственной работе замещены лицами, не имеющими специальной подготовки, 80% мастеров производственного обучения являются практиками и не имеют никакой технической подготовки, из 1312 воспитателей 600 чел. с низшим образованием.

Действующая система оплаты труда и премирования в детских колониях не упорядочена.

Главное управление пограничных войск (ГУПВ)

Пограничные войска в своем составе имеют: пограничных округов — 12, пограничных отрядов — 86, комендатур — 97, застав — 1585, контрольно-пропускных пунктов — 73, отрядов пограничных кораблей — 1, дивизионов пограничных кораблей — 19, авиаполков — 4, отдельных авиаэскадрилий — 5, учебных отрядов по подготовке сержантского состава — 11, отдельных дивизионов связи — 12 и другие части обеспечения.

Общая штатная численность войск составляет 133 690 чел., в том числе офицеров и генералов — 18 330 чел. (13,7%). В войсках на 1 февраля 1956 года насчитывается 18 378 коммунистов и 80 281 комсомолец. Партийная прослойка в личном составе войск — 14,5%, комсомольская — 63,3%.

Пограничные войска в основном укомплектованы офицерскими кадрами, способными по своим политическим и деловым качествам выполнять стоящие перед ними задачи по обеспечению надежной охраны границы.

Из общей штатной численности войск 76% находится на границе с капиталистическими странами, 24% — на границе со странами народной демократии. Авиация и пограничные корабли также в основном используются на границе с капиталистическими государствами.

За период 1953—1955 гг. численность пограничных войск сокращена на 56 077 чел., или на 29,5%. Сокращению были подвергнуты главным образом управленческие аппараты и тыловые подразделения. Были значительно сокращены также и подразделения, непосредственно несущие службу по охране государственной границы. На 1 июля 1953 года в составе войск было 2004 пограничных заставы общей численностью 83 672 чел., а по состоянию на 1 января 1956 года осталось 1585 пограничных застав численностью 58 622 чел.

Следует отметить, что ряд организационно-штатных изменений за эти годы проводился наспех, недостаточно продуманно и не вызывался интересами укрепления охраны государственной границы. Имели место факты, когда ликвидированные на отдельных участках границы управления частей через непродолжительное время вновь восстанавливались или переформировывались.

В 1954 году были расформированы управления Прибалтийского и Азербайджанского округов и управления нескольких отрядов, а в 1955 году эти управления были вновь восстановлены. Почти все морские части пограничных войск подверглись тем или иным организационно-штатным изменениям.

Такие непродуманные организационные изменения наносят вред делу надежной охраны границы, вызывают ненужные перемещения личного состава и большие материальные затраты, снижают ответственность офицеров за порученное дело.

Средняя плотность охраны границы с капиталистическими странами составляет: на сухопутных участках границы с Турцией — 9,1 чел., Ираном — 5 чел., Афганистаном — 2,5 чел., Финляндией и Норвегией — 4,7 чел. на 1 километр. Плотность охраны границы со странами народной демократии на западе составляет около 3 чел. на 1 километр, а на границе с Китайской, Монгольской Народными Республиками и Корейской Народно-Демократической Республикой — 0,7 чел. на 1 километр.

Пограничные войска, выполняя поставленные перед ними задачи, за последние годы провели некоторую работу по улучшению охраны государственной границы, повышению боеготовности частей и подразделений, укреплению политико-морального состояния и дисциплины личного состава.

Вместе с тем, главная задача по укреплению охраны границы, особенно с капиталистическими странами, выполняется войсками еще не полностью. В 1955 году по сравнению с 1954 годом количество безнаказанных нарушений границы значительно увеличилось. Если в 1954 году было зафиксировано 4 таких нарушения (4 чел.), то в 1955 году их было 8 (10 чел.). При этом подавляющее большинство безнаказанных прорывов было совершено на границе с капиталистическими странами, что свидетельствует о наличии узких мест в охране границы на отдельных ее участках.

На некоторых заставах и в отрядах служба по охране границы организуется неудовлетворительно. В организации охраны границы до сих пор не изжиты шаблон и формализм. Командиры и штабы нередко организуют службу по трафарету, без должного учета конкретной обстановки, времени года, сил и технических средств частей и подразделений, неудовлетворительно учитывают и анализируют данные оперативной обстановки, слабо используют резервы для прикрытия наиболее опасных направлений. Зачастую охрана строится в одну нитку по контрольно-следовой полосе без достаточной глубины в тыл участка. В охране границы плохо используются имеющиеся в пограничных войсках самолеты, корабли, радиолокационные станции, слабо организовано взаимодействие между ними.

В войсках имеют место случаи беспечности и благодушия, потери личной ответственности за порученное дело. На ряде застав служба несется небдительно, отмечаются факты самовольного оставления пограничными нарядами охраняемых участков. В некоторых частях ослабла агентурно-оперативная работа в интересах охраны границы, нет должной деловой связи с органами КГБ на местах. В ряде пограничных районов слабо осуществляется контроль за выполнением правил пограничного режима, неудовлетворительно проводится работа с местным населением и бригадами содействия.

Главное управление пограничных войск и штабы округов слабо осуществляют контроль за состоянием охраны границы, не принимают решительных и действенных мер к устранению имеющихся в войсках недостатков.

В боевой подготовке личного состава пограничных войск за последние годы произошло некоторое улучшение. Однако обучение пограничников ведется все еще в отрыве от задач службы по охране границы, без учета особенностей охраняемых участков. Поэтому нередко части по боевой подготовке получают отличную или хорошую оценку, а службу по охране границы несут плохо. В ряде частей не ведется плановой боевой подготовки личного состава, наибольшее напряжение в учебе приурочивается к весенним и осенним инспекторским смотрам и проверкам, что порождает сезонность и штурмовщину в боевой подготовке.

Командование и политорганы ряда округов и частей, а также ГУПВ МВД не добились улучшения в состоянии воинской дисциплины. В пограничных войсках совершается много тяжелых чрезвычайных происшествий и грубых нарушений воинской дисциплины, причем почти одна треть этих происшествий совершается пограничниками во время несения службы по охране границы. Отмечается значительное количество случаев грубости и неповиновения командирам со стороны подчиненных. Широкое распространение в некоторых пограничных частях получило пьянство.

Многие командиры и политорганы неудовлетворительно ведут работу по укреплению воинской дисциплины и политико-морального состояния личного состава, ослабили требовательность к подчиненным, не навели надлежащего порядка в гарнизонной и внутренней службе, слабо организуют политическое воспитание личного состава и особенно индивидуальную работу с людьми. Главное управление пограничных войск слабо изучает и анализирует состояние дисциплины и дисциплинарную практику, мало оказывает помощи командованию частей в воспитании личного состава, в наведении должного порядка в частях и подразделениях.

Пограничные войска неудовлетворительно обеспечены жильем и материально-техническими средствами. В настоящее время из общего количества 1585 пограничных застав личный состав 400 застав размещен скученно, в землянках и ветхих зданиях; 800 застав не имеют электрического освещения. Совершенно неудовлетворительно обеспечены жилой площадью офицеры и их семьи.

В силу того, что Главное управление военного снабжения МВД СССР плохо обеспечивает пограничные войска топливом, сеном, продуктами питания, на самозаготовки топлива и сена, а также на доставку продуктов питания от железнодорожных станций отрывается ежегодно большое количество личного состава от охраны границы.

В войсках имеется большой некомплект автотранспорта, имеющийся автотранспорт крайне изношен и ремонт его затруднен из-за отсутствия запасных деталей. Некомплект по автотранспорту составляет по легковым автомобилям ГАЗ-69 — 12 единиц, автомашин ЗИС-151 — 20 единиц, 70 автобусов, 40 авторефрижераторов, 60 тракторов С-80.

Особенно неудовлетворительно обеспечены пограничные заставы и корабли культурно-просветительным имуществом: радиоприемниками и музыкальными инструментами. Около 50% всех застав не имеют годных к употреблению радиоприемников.

Серьезные недостатки в состоянии службы охраны границы, боевой подготовки и воинской дисциплины объясняются тем, что Главное управление пограничных войск и управления некоторых округов слабо еще осуществляют живое, конкретное руководство войсками, целиком не отрешились от бумажного стиля в работе.

За последнее время количество выездов работников Главного управления в войска несколько увеличилось. Однако эти выезды нередко проводятся без должной подготовки, и качество работы офицеров при выездах в части и подразделения еще низкое. Выезды, как правило, носят сезонный характер, приурочиваются или к весеннему инспекторскому смотру, или к осенним инспекторским проверкам боевой и политической подготовки личного состава. Мало выездов с целью оказания практической помощи командирам частей в организации службы и боевой подготовки, изучения и распространения положительного опыта работы.

Главное управление внутренней и конвойной охраны (ГУВКО)

В подчинении Главного управления внутренней и конвойной охраны имеются войска, включая аппарат ГУВКО и обслуживающих формирований, общей численностью 105 190 чел., в том числе: внутренняя охрана — 51 318, внутренние войска — 20 099 и конвойная охрана — 33 221 чел. Эти войска используются для поддержания общественного порядка в крупных административных и промышленных городах СССР; для охраны правительственных учреждений, объектов МВД и КГБ при Совете Министров СССР, особо важных объектов Министерств среднего машиностроения, химической, оборонной промышленности и др., Академии наук, объектов советско-германского акционерного общества «Висмут», объектов посольства СССР в ГДР; для конвоирования заключенных в суды, тюрьмы, лагеря и колонии; для охраны и сопровождения специальных грузов Министерства среднего машиностроения, финансов и акционерного общества «Висмут» и выполнения оперативных заданий органов МВД и КГБ.

В оперативно-служебной деятельности частей и подразделений охраны, наряду с некоторым улучшением состояния службы, имеются серьезные недостатки.

Резко ухудшилось положение в конвойной службе. Этой службой в 1955 году было допущено 9 побегов заключенных (против 4 в предыдущем году). В частях конвойной охраны продолжают иметь место грубые нарушения службы, приведшие в ряде случаев к чрезвычайным происшествиям. Только в 1955 г. в этих частях имелось 36 чрезвычайных происшествий при исполнении служебных обязанностей, вследствие которых 15 чел. было убито и 25 ранено.

В частях внутренней охраны и спецчастях, осуществляющих охрану особо важных государственных объектов, продолжают иметь место такие нарушения службы, как сон на посту, самовольное оставление постов, пьянство на службе и халатное отношение к выполнению служебного долга. Например, в спецчастях, охраняющих объекты Министерства среднего машиностроения, в 1955 году было 1244 таких нарушения против 843 случаев в 1954 году. В спецчастях и частях внутренней охраны не снижается количество чрезвычайных происшествий с человеческими жертвами.

Многие офицеры и сержанты внутренней и конвойной охраны не служат примером высокой дисциплинированности. В 1955 году офицерами и сержантами было совершено 4917 воинских проступков, что составляет одну пятую от общего числа проступков. Большое количество проступков и даже чрезвычайных происшествий совершают коммунисты и комсомольцы. Из общего числа 26 354 нарушения воинской дисциплины 16 662 нарушения (63%) совершены коммунистами и комсомольцами.

В результате низкой воинской дисциплины, случаев пьянства и аморальных проявлений в частях и подразделениях внутренней и конвойной охраны в 1955 году было убито 78 чел., ранено 155 чел., осуждено военными трибуналами за различные преступления 318 чел. (почти вдвое больше, чем в 1954 году).

Неудовлетворительное состояние воинской дисциплины в ряде частей и подразделений свидетельствует о плохой организации политического и воинского воспитания военнослужащих. Мало уделяется внимания работе с командирами подразделений и особенно с молодыми офицерами. Руководители ГУВКО по-настоящему не изучают состояние дисциплины в войсках и слабо анализируют чрезвычайные происшествия. Выезды работников главка в войска по вопросам воинской дисциплины мало действенны и не всегда достигают желаемых целей. Партийные и комсомольские организации ряда частей слабо вникают в состояние воинской дисциплины, недостаточно воспитывают у коммунистов и комсомольцев чувство ответственности за выполнение своего служебного долга, высокую дисциплинированность и исполнительность.

Недостатки в оперативно-служебной деятельности и состоянии воинской дисциплины внутренней и конвойной охраны объясняются прежде всего ослаблением руководства частями охраны и их службой со стороны штаба ГУВКО, командиров и штабов соединений. Некоторые из них стоят в стороне от непосредственной работы по организации и руководству службой и перекладывают ее на командиров подразделений.

В ряде соединений и частей мероприятия по политическому обеспечению службы нередко проводятся на низком идейном уровне, в отрыве от конкретных задач службы и поэтому недостаточно воздействуют на повышение качества службы и укрепление дисциплины.

Наличие серьезных недостатков в служебной деятельности внутренней и конвойной охраны объясняется также и рядом других причин.

Штаты отрядов, дивизионов и комендатур, занятых на охране особо важных объектов промышленности, составлены таким образом, что из 9 чел., выделяемых в соответствии с решением правительства на каждый пост, в среднем только 5 военнослужащих несут постовую службу. Остальной состав занят в штабах, различных вспомогательных службах и внутренних нарядах в части. Такое положение не дает возможности организовать нормальную двухсменную караульную службу, приводит к чрезмерной перегрузке личного состава (многие военнослужащие несколько дней подряд несут службу по 12 часов в сутки вместо положенных 8), лишает военнослужащих нормального отдыха, наносит ущерб боевой и политической подготовке, нарушает дисциплину.

Неудовлетворительным является жилищное обеспечение личного состава ряда частей. Так, например, на каждого солдата и сержанта срочной службы 57 отряда приходится в среднем 1,1 кв. м спальной площади с двухъярусным размещением, скученно размещен личный состав 79 и 80 отдельных дивизионов (1,9 кв. м), а также личный состав отдельных команд конвойной охраны в городах Ярославле, Полтаве, Молодечно, Петропавловске, Южно-Сахалинске, Владимире, Орше и др. В частях внутренней и конвойной охраны 975 офицеров совершенно не имеют жилплощади, проживают в казармах, штабах и на частных квартирах. Однако должных мер со стороны МВД не принимается.

ГУВКО слабо решает вопросы, связанные с оборудованием охраняемых объектов и подступов к ним современной предупредительной сигнализацией и приборами. План оснащения объектов современной аппаратурой на текущий год, как и в прошлые годы, не составлялся.

На качестве работы конвойных войск отрицательно сказываются недостатки в планировании ГУЛАГом МВД СССР перевозок заключенных: часто меняются маршруты и сроки перевозок, изменяется количество подлежащих отправке заключенных. Это приводит к непроизводительному расходованию государственных средств и создает излишнюю служебную нагрузку для личного состава конвойной охраны.

В боевой подготовке внутренних войск и охраны имеет место ряд существенных недостатков. В ряде частей отсутствует необходимая учебно-материальная база, нет учебных полей и стрельбищ, что в значительной мере снижает качество боевой выучки личного состава. Подготовка офицеров и штабов не обеспечивает высокого качества службы, обучения и воспитания личного состава. Командирские и штабные занятия часто проводятся на низком организационном и методическом уровне.

Штаб местной противовоздушной обороны страны

Руководство местной противовоздушной обороной страны в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 29 июня 1955 года № 1207—686сс осуществляется начальником МПВО страны — министром внутренних дел СССР. В союзных и автономных республиках руководство МПВО возложено на начальников МПВО республик — министров внутренних дел союзных и автономных республик. В краях, областях, городах и районах (городских) начальниками МПВО являются председатели исполкомов соответствующих советов депутатов трудящихся. При начальниках МПВО имеются штабы МПВО.

Указанным постановлением намечены конкретные мероприятия по повышению готовности местной противовоздушной обороны к защите населения и важнейших объектов страны от атомного оружия.

В соответствии с постановлением Правительства Министерством внутренних дел СССР разработана организационная структура и штаты штабов МПВО, произведена реорганизация управлений службы МПВО в штабы МПВО и их укомплектование. Проведены также и другие организационные мероприятия.

Штатная численность штаба МПВО страны составляет 242 единицы, укомплектован штаб личным составом на 95%. Общая штатная численность республиканских, областных, городских и районных штабов МПВО — 9247 единиц, укомплектованы указанные штабы на 85%.

Возложенная постановлением Правительства на начальников МПВО и их штабы задача по обеспечению постоянной готовности сил и средств МПВО городов и промышленных объектов к действиям при нападении с воздуха выполняется ими неудовлетворительно. Местная противовоздушная оборона страны не отвечает требованиям защиты населения и материальных ценностей от современных средств поражения и обеспечения надежности работы объектов народного хозяйства при нападении с воздуха.

Города и объекты народного хозяйства плохо обеспечены инженерно-техническими сооружениями. По состоянию на 1 января 1956 г. в 180 городах — пунктах МПВО числится 27 тыс. убежищ, которые вместе с метрополитеном могут укрыть лишь 13,2% населения (до 5 млн чел. из 38 млн). Однако эти убежища еще не приспособлены для защиты от отравляющих и боевых радиоактивных веществ, не обеспечены в нужном количестве фильтровентиляционными агрегатами. Многие убежища находятся в запущенном состоянии, а значительная часть их (до 70%) занята под общежития, склады и бытовые учреждения. Работа по освобождению убежищ проводится крайне медленно. Например, в Баку из 639 убежищ, подлежащих освобождению в 1955 году, освобождено только 20, в Ереване — из 196 — 30, в Минске — из 136 — 11. В Москве не освобождено ни одного убежища из подлежащих к освобождению 2675 убежищ, причем исполком Моссовета даже не принял решения по этому вопросу. Строительство новых убежищ ведется по нормам и техническим условиям, не отвечающим требованиям противоатомной защиты.

Командными пунктами обеспечены 167 городов (из 180), причем все командные пункты в связи с задачами противоатомной защиты нуждаются в реконструкции или дооборудовании.

Несмотря на крайне недостаточную обеспеченность городов инженерными сооружениями для укрытия населения, планы эвакуации населения утверждены только по 6 союзным республикам (Украинской, Армянской, Грузинской, Туркменской, Эстонской и Латвийской), а планы проведения мероприятий по оказанию помощи городам и ликвидации последствий атомного нападения рассмотрены и утверждены лишь по 3 союзным республикам (Армянской, Туркменской и Литовской); по остальным союзным республикам указанные планы еще не утверждены.

Всеобщее обязательное обучение населения по противоатомной защите проводится неудовлетворительно. На 1 января 1956 года обучено в целом по Союзу 3,3 млн чел. из подлежащих обучению 100 млн чел., в том числе в РСФСР из 59,5 млн чел., подлежащих обучению, подготовлено только 1,3 млн чел., или 2,3%, в Таджикской ССР — 0,2%, в Молдавской ССР — 0,8 и в Киргизской ССР — 1,2%. Несколько лучше проводится подготовка общественных инструкторов по противоатомной защите; в 1955 году их подготовлено 565 тыс. чел., или 56%.

Необходимые запасы средств индивидуальной противохимической защиты не созданы. Для обеспечения взрослого населения 180 городов — пунктов МПВО требуется иметь 41 млн штук противогазов и для детей — 5 млн штук. В мобилизационном резерве имеется лишь 2 млн противогазов для взрослых, а для детей в возрасте до 12 лет индивидуальных средств противохимической защиты совершенно нет. Неблагополучно обстоит дело с закладкой в резерв и других видов специального имущества МПВО (защитной одежды, дегазационных приборов и т.д.). Даже массовые формирования МПВО (группы самозащиты, сан- посты, сандружины и др.) недостаточно обеспечены средствами индивидуальной защиты и имуществом для учебных целей.

Новые средства противовоздушной и противохимической защиты и управления МПВО разрабатываются и внедряются медленно. До сего времени не закончены испытания разработанных рекомендаций маскировки промышленных объектов, не закончена разработка новых конструктивных типов защитных сооружений МПВО, удовлетворяющих требованиям противоатомной защиты, не завершена разработка аппаратуры по регенерации воздуха в убежищах, в частности, не закончены опытные работы по регенерации воздуха в метро, не решен вопрос о массовом производстве детских противогазов, не обеспечены органы управления МПВО современными средствами радиосвязи; для внутригородской радиосвязи используются устаревшие, с небольшим радиусом действия радиостанции типа А-7-А и А-7-Б.

Такое положение создалось главным образом потому, что Министерство внутренних дел СССР слабо контролирует проведение мероприятий по МПВО. Штаб МПВО страны, а также штабы МПВО республик, краев, областей и городов недостаточно правильно понимают свою роль в деле подготовки страны к МПВО, не превратились, как это вытекает из Положения о МПВО и постановления Совета Министров СССР от 29 июня 1955 г., в активных организаторов и исполнителей всех мероприятий МПВО, проводимых в стране. В ряде случаев штабы МПВО самоустраняются от непосредственного выполнения конкретных мероприятий по улучшению противовоздушной обороны, ссылаясь на то, что положениями и постановлениями проведение их возлагается на органы советской власти, забывая при этом, что сами штабы МПВО являются рабочим аппаратом советских органов.

Для штаба МПВО страны характерным является бумажно-канцелярский стиль руководства системой МПВО. Состояние дел определяется по отчетам, сводкам и донесениям. Руководящие работники штаба мало бывают на местах (в союзных министерствах, в союзных республиках и на особо важных объектах МПВО).

Постановлением Совета Министров СССР от 29 июня 1955 г. установлено, что приказы и распоряжения начальника МПВО страны по вопросам местной противовоздушной обороны обязательны для всех министерств, ведомств и организаций. Однако это право начальником МПВО страны почти не использовалось. В направляемых штабом МПВО страны письмах по вопросам противовоздушной обороны не вскрывались причины неудовлетворительного состояния МПВО и не давались конкретные указания об устранении тех или иных недостатков. Характерным в этом отношении является такой факт.

В марте 1955 г. коллегия МВД СССР отметила в своем решении, что город Москва не подготовлен к защите от новых средств поражения и что мероприятия по обеспечению МПВО города осуществляются крайне медленно. Несмотря на то что после этого решения прошло около года, положение с МПВО в Москве не изменилось. Москва не обеспечена убежищами для укрытия населения (на 4,8 млн чел. имеются сооружения, рассчитанные на укрытие не более 1 млн чел.). Но и эти сооружения по назначению использовать нельзя, так как убежища заняты под жилье и склады, а мероприятия по приспособлению метрополитена для укрытия населения полностью не осуществлены. Не решены также вопросы о рассредоточении учреждений и маскировке промышленных объектов; не начато всеобщее обучение населения; не утверждены планы эвакуации населения и оказания помощи городу в случае поражения атомным оружием. Состояние командных пунктов города не отвечает требованиям постоянной оперативной готовности их на случай внезапного нападения с воздуха.

Вместо выявления конкретных причин указанных недостатков и принятия решительных мер по исправлению положения с МПВО г. Москвы МВД СССР, основываясь лишь на отчетных данных, ограничилось посылкой письма начальнику МПВО г. Москвы т. Яснову с просьбой принятия мер к быстрейшему проведению в жизнь мероприятий, намеченных Правительством в постановлениях от 29 и 30 июня п.г.

В работе подразделений штаба МПВО страны имеет место параллелизм, что снижает ответственность отдельных работников. Например, некоторыми оперативно-организационными вопросами занимаются два отдела 1-го управления штаба (оперативный отдел и отдел подготовки городов и промышленных объектов); вопросами боевой подготовки войск ведает 3-й отдел 1-го управления и аппарат начальника войск МПВО, а вопросами накопления имущества мобрезервов — два отдела (9-й и 10-й отделы).

В организационной структуре штабов МПВО имеются излишние звенья, что не способствует делу улучшения противовоздушной обороны. Например, в Киргизской ССР при наличии только одного города — пункта МПВО (г. Фрунзе) созданы три штаба МПВО — республиканский, областной и городской. Излишними являются областные штабы и в столицах некоторых других союзных республик: Узбекской, Казахской, Туркменской, Грузинской, Азербайджанской.

Главное управление пожарной охраны (ГУПО)

Органы пожарной охраны МВД неудовлетворительно выполняют возложенные на них задачи по обеспечению строгого государственного пожарного надзора и охраны от огня крупных городов и важнейших государственных объектов. Убытки от пожаров исчисляются ежегодно сотнями миллионов рублей и за 1955 год составили 368,9 млн руб., в том числе по сельской местности 229,3 млн руб. В результате пожаров погибло и пострадало в 1954 году 2838 чел., в том числе 1159 детей. Кроме того, погибло 39 000 голов скота, уничтожено огнем 29 000 строений, сгорело 60 000 т зерна.

Наиболее часто пожары возникают в результате несоблюдения правил пожарной безопасности, неисправности приборов печного отопления, неосторожного обращения с огнем, то есть от таких причин, которые могли быть предупреждены правильно организованной работой органов МВД по противопожарной пропаганде и агитации среди населения, по проведению профилактических мероприятий в целях охраны объектов народного хозяйства и имущества граждан от огня. ГУПО не предъявляет надлежащей требовательности к министерствам и ведомствам в выполнении установленных правил пожарной безопасности на подведомственных им объектах. Противопожарное состояние в отдельных отраслях народного хозяйства глубоко не анализируется и должных выводов из этого не делается. Недостаточно уделяется внимания делу привлечения общественности к работе по предупреждению и тушению пожаров. Постановление Совета Министров СССР от 2 марта 1954 года об организации добровольных пожарных дружин в ряде областей выполняется неудовлетворительно.

В структуре органов пожарной охраны в стране имеются серьезные недостатки. В настоящее время существует несколько видов пожарной охраны: военизированная пожарная охрана МВД, городская пожарная охрана, содержащаяся за счет местного бюджета, и ведомственная пожарная охрана трех видов. Организация каждого вида охраны определяется различными положениями, устанавливающими различный порядок и размеры денежного, вещевого и технического обеспечения, что приводит к распылению сил пожарной охраны и излишнему расходу средств на их содержание.

Руководящая роль по координации работы различных видов пожарной охраны возложена на МВД СССР, однако оно этой роли пока не выполняет и действенных мер по улучшению организации органов пожарной охраны в стране не предпринимает. Существует резкое обособление в работе между аппаратами, осуществляющими функции государственного пожарного надзора, и частями пожарной охраны, предназначенными для тушения пожаров. Численность аппаратов пожарного надзора за последнее время значительно сокращена, что в ряде случаев не позволяет даже осуществлять необходимые профилактические мероприятия. Наряду с этим, численность частей пожарной охраны городов и отдельных объектов установлена в ряде случаев с завышением, без учета реальной потребности.

В вопросах расстановки штатной численности заметен шаблонный подход, в результате чего имеют место такие случаи, когда, например, для обслуживания территории Молдавской ССР по линии пожарного надзора работают 60 инспекторов, а обслуживание такой же примерно территории в Казахстане, с многочисленными населенными пунктами, поручено лишь 1 инспектору.

Имеющийся Центральный научно-исследовательский институт пожарной охраны МВД СССР работает в отрыве от насущных, практических нужд пожарной охраны. Институт работает над большим количеством тем, многие из которых являются неактуальными. Институт не занимается обобщением и анализом причин пожаров, возникающих на ряде предприятий, связанных с технологическим процессом производства, не разрабатывает новых методов и средств пожаротушения.

Политические органы системы Главного управления пожарной охраны МВД СССР работают слабо. Они не сумели добиться изжития большого количества случаев нарушения служебной дисциплины, аморальных явлений и чрезвычайных происшествий среди личного состава, плохо организуют партийно-политическую работу, проводят ее в отрыве от основных задач пожарной охраны.

Главное архивное управление (ГАУ)

Главное архивное управление действует на основании положений, утвержденных СНК СССР в 1940—1941 гг., и является организационным и методическим центром по руководству архивным делом в стране.

В систему ГАУ входят 16 архивных управлений МВД союзных республик, 155 архивных отделов МВД—УМВД, 10 центральных и 255 республиканских, краевых, областных, окружных государственных архивов. Кроме того, через местные архивные органы ГАУ осуществляет организационно-методическое руководство работой 4124 городских и районных государственных архивов. В 4560 учреждениях системы ГАУ работает 10 563 чел.

В государственных архивах СССР находится на хранении 142 млн дел, в ведомственных архивах — 135 млн дел. Не приведено в порядок 87 млн дел (7 млн — в государственных, 80 млн — в ведомственных архивах).

Вопросу обеспечения сохранности Государственного архивного фонда СССР со стороны МВД СССР и ГАУ до настоящего времени не уделяется должного внимания.

Особенно плохо с хранением материалов обстоит дело в государственных архивах РСФСР, где свыше 50 млн дел документальных материалов хранятся в 206 зданиях и более 30 млн дел подлежат принятию из ведомственных архивов. Однако концентрация их на государственное хранение не осуществляется из-за отсутствия свободных площадей в архивохранилищах. Причем большинство помещений, в которых хранятся архивы, — это приспособленные здания бывших церквей, монастырей, складов и подвалов.

Из 255 республиканских, краевых и областных государственных архивов около 200 архивов находятся в зданиях, совершенно не отвечающих требованиям долговременной сохранности документов. Строительство же новых и реконструкция существующих хранилищ местных государственных архивов почти не проводится. За послевоенные годы для местных архивов построено всего 1 здание и не более 10 зданий реконструировано. В настоящее время ведется строительство только 5 архивохранилищ.

Работа по реставрации, консервации, микрофотокопированию документальных материалов проводится в незначительных размерах и только в центральных государственных архивах СССР. Научная разработка этих вопросов организована плохо. Исследования по вопросам борьбы с затуханием текстов почти не проводятся.

Особенно неудовлетворительно работают районные государственные архивы. 413 районных архивов не имеют вообще помещений для хранения документальных материалов.

Правовое положение районных государственных архивов до сих пор не оформлено, и они в своей работе продолжают руководствоваться давно устаревшими правилами, изданными еще в 1938 году.

ГАУ крайне слабо осуществляет контроль за работой ведомственных архивов, вследствие чего только в архивах союзных и республиканских министерств и центральных учреждений около 5 млн дел не приведено в надлежащий порядок. Прием документальных материалов на государственное хранение из ведомственных архивов почти не проводится, и они остаются малодоступными для использования в народнохозяйственных и научных целях.

МВД СССР и ГАУ недостаточно принимают мер к расширению всестороннего использования документальных материалов. В течение ряда лет не издавались путеводители по архивам и крайне слабо внедрялась в работу архивов современная техника воспроизведения документов при помощи микрофотокопирования. Большая часть документов, особенно советской эпохи, не используется в народнохозяйственных и научных целях и почти недоступна для исследований вследствие того, что во многих архивных учреждениях установлен ничем не оправданный сложный порядок допуска исследователей к работе над архивными материалами.

Серьезным тормозом в решении ряда важных вопросов архивного строительства является неупорядоченное состояние штатов и уравнительная система оплаты труда работников архивных органов МВД и государственных архивов СССР.

Главное управление геодезии и картографии (ГУГК)

Главное управление геодезии и картографии в основном справляется с поставленными перед ним задачами по обеспечению народного хозяйства и обороны страны точными топографическими картами и геодезическими данными, а также населения картами и атласами.

В состав Главного управления геодезии и картографии входят 12 аэрогеодезических предприятий, 113 полевых топографических и геодезических отрядов, 9 картографических фабрик, 3 предприятия по изготовлению точных геодезических и фотограмметрических приборов, 9 топографических техникумов, картографо-геодезический фонд, издательство геодезической литературы и редакция журнала «Геодезия и картография». Всего в системе ГУГК работает 26 445 чел.

Кроме того, для осуществления государственного геодезического надзора и контроля за топографо-геодезическими работами, выполняемыми министерствами и ведомствами, имеется 16 отделов государственного геодезического надзора, находящихся в составе МВД союзных республик и управлений МВД краев и областей РСФСР.

Государственный план 1955 года по ГУГК выполнен: по топографо-геодезическим работам — на 106,8%; по картфабрикам и заводу — на 111,6%, по капитальному строительству — на 97,6%. Выработка на одного рабочего и инженерно-технического работника, занятых на производстве, составила 107% к плану.

Вместе с этим Главное управление геодезии и картографии не сумело в полной мере удовлетворить запросы народного хозяйства на топографические карты крупных масштабов: 1:25 000, 1:10 000 и крупнее, в силу чего многие ведомства страны сохраняют в своем составе небольшие топографические организации. Наращивание мощностей по топографо-геодезическим работам отстает от запросов народного хозяйства на топографические карты. Особенно это относится к районам Восточной Сибири и Дальнего Востока. Также недостаточно обеспечивается население географическими картами и атласами.

На полевых топографо-геодезических работах неудовлетворительно вводится механизация трудоемких работ. Это относится как к дорогостоящим и трудоемким процессам по постройке триангуляционных знаков и закладке нивелирных знаков (земляные и строительные работы), так и к работам по угловым и линейным измерениям. Этим и объясняется крайне медленный рост производительности труда в топографо-геодезическом производстве, которая в 1955 году, по сравнению с 1950 годом, выросла всего лишь на 8,4%.

При общем выполнении плана 1955 года по сметным данным три аэрогеодезических предприятия: Якутское, Восточно-Сибирское и Закавказское не выполнили заданий по номенклатуре. Одиннадцать полевых отрядов из 113 не выполнили плана по стоимости и по натуральным показателям.

Многие предприятия, полевые отряды и картфабрики работали в 1955 г. неритмично, особенно это относится к стереотопографическим цехам всех предприятий, Восточно-Сибирскому и Якутскому предприятиям, Омской и Киевской картфабрикам.

Главное управление специального строительства (Главспецстрой)

Главспецстрой организован в 1951 году в соответствии с постановлением правительства от 31 марта 1951 г. (№ 1032—518) для выполнения работ по строительству системы противовоздушной обороны. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 14 апреля 1955 г. (№ 720—435) на Главспецстрой возлагается дополнительно строительство предприятий, связанных с развитием ракетной техники.

В состав Главспецстроя входят 15 строительных подразделений и 5 промышленных предприятий, находящихся в районах Московской и Ленинградской областей и в городе Саратове.

Объем капитальных работ, выполняемых Главспецстроем, был полностью обеспечен рабочей силой, средствами механизации, автотранспортом и материалами. Несмотря на это, Главспецстрой с возложенны

ми на него задачами не справился. При выполнении плана капитальных работ за 1955 год на 105% план ввода в действие всех спецобъектов Главспецстроем выполнен лишь на 70,1%. Основной причиной невыполнения плана ввода в эксплуатацию является распыление людских и материальных ресурсов.

Имеются факты низкого качества производства работ, так, например, было допущено нарушение уклонов при укладке наружных канализационных сетей на технических позициях № 1, 2 и 3, неудовлетворительно выполнены каналы наружных теплофикационных сетей, в результате чего в них проникает поверхностная грунтовая вода, и др.

Главспецстроем неудовлетворительно была организована работа по внедрению хозяйственного расчета, экономному и рациональному использованию рабочей силы, материалов, строймеханизмов и грузового автотранспорта.

В 1955 году из общего количества рабочих 99 792 чел. на основном производстве строительно-монтажных работ использовались только 32 824 чел., или 33%, что следует признать совершенно ненормальным. Остальные рабочие были заняты на неосновном производстве, в том числе 4738 солдат использовались на постоянной работе по линии Военно-строительного управления МВД СССР и 7141 солдат передавались в течение года другим организациям. Число рабочих, не выполняющих нормы выработки, в 1955 году составило свыше 25%.

Воинская дисциплина среди личного состава ряда частей Главспецстроя находится на низком уровне; имеют место случаи дезертирства, хулиганства, бесчинств по отношению к местному населению, самовольных отлучек и пьянства. Особенно неблагополучно состояние воинской дисциплины в дивизиях, где командирами тт. Колкунов и Жердев, в ВСУ, где начальниками тт. Рюмин и Сапунов.

Административно-технический персонал Главспецстроя и его линейных организаций составляет 17% по отношению к рабочим, что значительно превышает установленные нормативы для аналогичных организаций. Центральный аппарат Главспецстроя громоздок и бюрократичен. В структуру центрального аппарата главка включен ряд ненужных отделов с параллельными функциями, как например, отдел снабжения и отдел оборудования.

По наличию строительных машин и механизмов Главспецстрой имел возможности выполнить объем капитальных работ значительно больший, чем им был выполнен в 1955 году. Имеющиеся машины и механизмы используются крайне неудовлетворительно. При избыточном количестве машин и механизмов многие трудоемкие работы Главспецстроем выполнялись и выполняются ручным способом.

В 1955 году для выполнения принятого объема работ из наличия 7209 грузовых автомашин использовалось только 5537, остальные, как излишние, находились в консервации. Следует отметить, что получаемые Главспецстроем по плану распределения на 1956 год 412 грузовых автомашин при отсутствии роста в 1956 году объема капитального строительства также являются излишними и должны быть возвращены в народное хозяйство (резерв Совета Министров СССР).

Задание по снижению стоимости строительства Главспецстрой не выполняет. За 9 месяцев 1955 года фактические затраты превысили плановую стоимость капитальных работ на 37,4 млн рублей, или 4,9%. Особенно значительный перерасход допущен по строительным материалам, который составляет 6,5% к плановой стоимости материалов.

Главспецстрой не выполнил решения правительства о доведении запасов товарно-материальных ценностей до установленных нормативов. По состоянию на 1 декабря 1955 года Главспецстрой имел сверхнормативных материальных ценностей на 104,4 млн руб., в том числе по основным строительным материалам — на 84,5 млн руб., что превышает установленный норматив на 65%, и по оборудованию — на 9,9 млн руб., или на 82% к установленному на 1955 г. нормативу.

Финансовое состояние Главспецстроя следует признать неудовлетворительным. По состоянию на 1.1.56 г. Главспецстрой использовал не по прямому назначению оборотные средства в сумме 144 млн руб., что составляет 38% к установленному нормативу. Кроме того, допущена просроченная задолженность в сумме 198 млн руб., в том числе Госбанку СССР по ссудам 165 млн руб. и поставщикам — 25 млн руб.

Министерство внутренних дел СССР недостаточно руководило производственной деятельностью Главспецстроя. Имевшийся в составе планового отдела МВД СССР специальный сектор, на который были возложены плановые и контрольные функции по Главспецстрою, был ликвидирован еще в 1954 г. Планы по основным показателям работы Главспецстроя — численности, фонду зарплаты, производительности труда, механизации и др. Министерством на 1955 г. не утверждались. Не утвержден также план по основным показателям и на 1956 г.

Военно-строительное управление (ВСУ)

Военно-строительное управление план капитальных работ за 1955 год не выполнило. При плане 368 млн руб. выполнено работ на 349 млн руб., что составляет 94,8%.

ВСУ, призванное осуществлять строительство для войсковых частей МВД, занимается не свойственными ему функциями. Оно осуществляет строительство Павлодарского комбайнового завода, строительство объекта № 304, двух заводов для Министерства промышленности строительных материалов СССР, жилых и гражданских зданий для органов милиции МВД, строительство жилых домов для Прокуратуры СССР, Министерства юстиции СССР, Министерства цветной металлургии, Министерства иностранных дел и т.д. Удельный же вес войскового строительства для пограничных, конвойных войск и войск МПВО в плане 1955 года составлял только 21,2% и в плане 1956 года составляет лишь 15,9%.

План строительно-монтажных работ по строительству комбайнового завода в Павлодаре в 1955 году был выполнен ВСУ только на 74,7%. При этом задание по строительству производственной базы, а также постоянного жилья для рабочих не было выполнено.

При осуществлении строительства для МВД, ВСУ, как правило, само проектирует, само строит, само производит приемку и оплату своих работ. Такое положение, когда ВСУ одновременно выполняет функции и заказчика и подрядчика, нельзя признать нормальным, так как оно создает условия для бесконтрольного расходования государственных средств.

На строительстве, осуществляемом ВСУ, широко распространена порочная практика распыления капитальных вложений. В результате этого объекты, которые могут быть построены в течение года, строятся несколько лет. Так, например, жилой дом на 12 квартир для пограничников в г. Сухуми строится четвертый год. Таких примеров много.

При проектировании и строительстве объектов допускались излишества, приводящие к расточительному расходованию государственных средств. Так, построенные казармы в гг. Сестрорецке и Реутове имеют колонны, капители, излишние архитектурные украшения внутри здания. В клубе в Реутове допущено большое количество архитектурных излишеств. Подобные факты излишеств имели место и при строительстве других зданий.

ВСУ и его подразделения на 1 января 1956 года имели 24 993 работника, в том числе в военно-строительных частях — 12 359 чел., спецконтингента — 6500 чел. и вольнонаемных рабочих — 5650 чел.

В числе военно-строительных частей, находящихся в распоряжении ВСУ, имеются два батальона и 5 отрядов общей численностью 4866 чел., которые были выделены правительством для строек Глав- спецстроя. Руководство МВД, передав эти части ВСУ, нарушило постановление правительства в части целевого использования этих частей.

Правительство обязало МВД начиная с 1957 года осуществлять строительство силами вольнонаемных рабочих. Для выполнения этого решения ничего не делается; набор вольнонаемных рабочих не производится, жилье для них не строится и т.д. Удельный вес вольнонаемных рабочих в системе ВСУ составлял на начало текущего года 22%.

Имеющаяся рабочая сила в ВСУ использовалась крайне неудовлетворительно. Норматив вывода на производство личного состава воинских частей установлен низкий — в размере 70—80% вместо 85%. Но и этот норматив не соблюдается. Имеет место использование части солдат и сержантов воинских частей, выделенных в распоряжение ВСУ, на сторонних работах (на базе Мосгорплодоовощ, в Главконсерве, на фабрике «Динамо»). Еще хуже используются рабочие спецконтингента на строительстве комбайнового завода в г. Павлодаре; на этой стройке потери рабочего времени спецконтингента в январе-сентябре 1955 г. составили 34,9%.

Задание по снижению себестоимости строительства ВСУ не выполняет. За три квартала 1955 года стоимость строительно-монтажных работ была только на 1,5% ниже сметной, против же плановой стоимости допущено удорожание в размере 4%. Фактически же удорожание работ значительно больше, так как при исчислении себестоимости работ не учитывается наличие воинских частей, содержащихся за счет госбюджета.

Одной из причин удорожания стоимости работ являются излишества в структуре и штатах как самого Военно-строительного управления, так и в подчиненных ему организациях. По сравнению с организациями строительных министерств содержание как самого ВСУ, так и подчиненных ему организаций, обходится государству в два-три раза дороже, штаты также завышены примерно в два раза. Многие должности занимают высокооплачиваемые военнослужащие, хотя их работу с успехом могли бы выполнять вольнонаемные работники.

Следует отметить, что в МВД, наряду с ВСУ, имеется строительный отдел в Хозяйственном управлении (ХОЗУ) МВД и наряду с проектной организацией ВСУ — Центральная проектная контора ХОЗУ. Существование этих параллельно действующих организаций явно нецелесообразно. Также нецелесообразно существование политчасти ВСУ, так как влияние политчасти на центральный аппарат ВСУ не распространяется, а военно-строительные отделы фактически обслуживаются политорганами на местах.

Главное управление лагерей лесной промышленности (ГУЛЛП)

Главное управление лагерей лесной промышленности с возложенными задачами справляется неудовлетворительно.

План по валовой продукции в 1954 г. выполнен на 90,1% и в 1955 г. на 83,3%. За этот же период выполнение плана по вывозке леса снизилось с 87 до 80%. Только за 1955 г. народному хозяйству было недодано 5,2 млн куб. м древесины. В то же время сверх выделенных фондов ГУЛЛП незаконно израсходовало на собственные нужды 131 тыс. куб. м древесины.

Недовыполнение в 1955 г. плана по выпуску товарной продукции привело к повышению ее себестоимости, что на выполненный объем лесопродукции дало удорожание в 96 млн руб.

Основными причинами невыполнения плана лесозаготовок в 1955 г. явились прежде всего недостаток производственных мощностей и несвоевременное их наращение, а также неудовлетворительная организация труда в лесу и слабое использование механизмов.

ГУЛЛП не обеспечило действенного контроля за правильной организацией лесозаготовительного производства и соблюдением технологической дисциплины. В связи с этим в 1955 г. при наличии на лесозаготовительных работах 103,6 тыс. чел., или 88,4% потребности, план по заготовке леса был выполнен на 80,9%, подвозке — на 80,4% и вывозке — всего лишь на 80%. Вместе с тем при недостатке рабочих ежедневно не использовались 11 тыс. чел. из-за отказов и непредставления работы, а также вследствие необеспечения заключенных охраной.

ГУЛЛП слабо занималось вопросами повышения производительности труда и выполнения норм выработки рабочими. Вследствие этого во втором и четвертом кварталах 1955 г. в среднем 26%, или 31—36 тыс. чел., рабочих-сдельщиков не выполнили нормы выработки. На лесозаготовительных, сплавных и выгрузочных работах в октябре не выполнили норм выработки 17 тыс. чел., или 29% сдельщиков, занятых на этих работах.

Лесозаготовительная техника при высоком коэффициенте ее технической готовности использовалась крайне плохо. В результате этого выработка на машино-смену в 1955 г. по сравнению с 1954 г. снизилась: по автомашинам — на 7,6%, паровозам — на 5,9%, мотовозам — на 14,1% и тракторам КТ-12 — на 9,5%. При этом в 1955 г. выработка на списочный механизм составила: по автомашинам — 7927 куб. м., или 74,5% к плану, по мотовозам — 20950 куб. м. — 90,2%, по тракторам — 6606 куб. м., или 89,3% к плану, и т.д.

Следует отметить, что на коллегии Министерства внутренних дел СССР вопрос о неудовлетворительной работе Главного управления лагерей лесной промышленности в 1955 г. не рассматривался.

Органы снабжения

В системе МВД имеются излишние и параллельно действующие органы снабжения. Наряду с системой Главного управления военного снабжения (ГУВС), штатная численность которого составляет 10 тыс. чел., существует на правах главка Отдел материально-технического снабжения (ОМТС) с его периферийными органами и со штатной численностью 900 чел.

На ГУВС возложены функции обеспечения пограничных войск, внутренней охраны, органов милиции, лагерей и колоний и других контингентов продовольствием, вещевым и обозно-хозяйственным имуществом. Общий объем заготовок материальных ценностей и поставок их потребителям на 1956 г. составляет 5211 млн руб., из них 48% — продовольствия.

На ОМТС возложено снабжение органов, лагерей, колоний, строительств и войск всеми видами технических, строительных, лесных материалов, оборудованием, автоимуществом, топливом, горюче-смазочными материалами, имуществом связи и спецтехники.

Обе эти организации со своей основной задачей по обеспечению подразделений МВД СССР продовольствием, вещевым и обозно-хозяйственным имуществом, а также всеми видами материалов, оборудования и автоимущества в 1955 г. в основном справились.

Кроме этих основных органов снабжения ряд главных управлений (ГУЛАГ, ГУЛЛП, ВСУ, ГУПО, Главспецстрой) имеют свои снабженческие организации, которые также занимаются реализацией фондов и снабжением подведомственных им организаций.

Всего в органах снабжения занято около 15,5 тыс. чел. Затраты на содержание этих органов составляют до 160 млн руб.

Наличие органов снабжения, подведомственных различным главкам, привело к тому, что в Москве, столицах союзных республик и в большинстве краевых и областных центров имеется по несколько параллельно действующих снабженческих организаций. Например, в Москве и ее пригородах имеется 18 самостоятельных контор, баз и складов, подчиненных разным главкам.

Конторы и базы, подчиненные разным главкам, в ряде случаев занимаются снабжением одних и тех же контингентов одинаковыми видами имущества. При этом нередко производится переотправка материальных ценностей со складов и баз одних организаций на склады и базы других снабженческих организаций системы МВД, причем допускаются встречные перевозки и перевалки имущества.

Например, со складов Московской конторы снабжения ОМТС (Бескудниково) в первом полугодии 1955 г. было переотправлено на Центральную базу ГУВСа (ст. Реутово) разных технических материалов и оборудования на 1186 тыс. руб. Эта база, в свою очередь, значительную часть имущества переотправила из Реутова обратно в Москву на склад № 57 ГУВСа (Черкизово). За подобного рода операции конторы ОМТС взыскали с ГУВСа в 1955 г. 676 тыс. руб. складских и транзитных наценок.

Допускается необоснованный завоз товаров на склады, что приводит к удорожанию для потребителей стоимости материалов и оборудования. Например, в течение первого полугодия 1955 г. было необоснованно завезено на Бескудниковскую базу ОМТС, а затем переотправлено потребителям товаров на 18,8 млн руб., в результате чего произошло удорожание их на 620 тыс. руб., или на 3,3%. Горьковская контора ОМТС значительную часть автомашин, получаемых с Горьковского автомобильного завода, завозит на свою базу, а затем переотправляет потребителям и за это берет с каждой машины складскую наценку от 254 до 1532 руб. По этой причине удельный вес складских операций по конторам ОМТС высок и составил в 1955 г. 16% от общего товарооборота контор.

В результате завоза на склады и базы большого количества товаров значительная часть их задерживается на складах длительное время, что приводит к замораживанию средств и созданию сверхнормативных запасов. По состоянию на 1 января 1956 г. в органах ОМТС сверхнормативные запасы составили 6992 тыс. руб., или 41%.

Руководство ОМТС недостаточно занималось реализацией излишнего и сверхнормативного оборудования и материалов. По состоянию на 1 октября 1955 г. сверхнормативные запасы материальных ценностей по всей системе МВД составляли 339 млн руб., из них излишних — на 45,7 млн руб.

Все еще велики наценки, взимаемые конторами ОМТС с потребителей за реализацию фондов. По этой причине все конторы дали в 1955 г. необоснованную прибыль в общей сумме 4 млн руб. Политика завышения наценок привела к удорожанию стоимости строительства и готовой продукции, выпускаемой подразделениями МВД.

ОМТС недостаточно также занимался вопросами внедрения новой техники для органов милиции, ОРУДа, пожарной охраны и научно-исследовательских учреждений МВД. Образцы новой техники средств связи (специальные типы автомобилей, мотоциклов, переносной и портативной радио- и телефонной аппаратуры), технических средств криминалистики, новые образцы аппаратуры по регулированию уличного движения зарубежных стран изучаются недостаточно. Мало разрабатываются и почти не осваиваются новые образцы этой техники на отечественных заводах.

Управление кадров

Министерством внутренних дел СССР за последнее время проведена некоторая работа по улучшению качественного состава кадров органов МВД. Однако в деле подбора, расстановки и воспитания кадров имеют место серьезные недостатки.

В центральном аппарате министерства ряд ответственных участков (ГУМ, ГУЛАГ и др.) возглавляют работники, не способные руководить порученным делом и допускающие серьезные провалы в работе. Медленно также решаются вопросы укрепления кадрами слабых участков в периферийных органах МВД, особенно в милиции, исправительнотрудовых лагерях и детских колониях.

Между тем должных мер со стороны министерства и его Управления кадров не принималось. Управление кадров недостаточно контролировало и направляло деятельность кадровых аппаратов главных управлений министерства и его местных органов, в ряде случаев не проявляло должной принципиальности при подборе кадров на руководящие должности, внося предложения о назначении явно неподготовленных или провалившихся работников.

Коллегия министерства редко обсуждала на своих заседаниях вопросы работы с кадрами и почти совсем не принимала участия в подборе кадров на руководящие должности.

Министерство внутренних дел СССР, Управление кадров министерства и местные органы МВД слабо занимаются воспитанием личного состава в духе честного, самоотверженного выполнения служебного долга и непримиримости к проявлениям самоуспокоенности и зазнайства, не предъявляют должной требовательности к работникам МВД за состояние дел на порученном участке, мало уделяют внимания вопросам повышения деловой квалификации и общеобразовательной подготовки кадров.

Во многих периферийных органах МВД, особенно милиции, положение с дисциплиной среди личного состава вызывает серьезную тревогу. В 1955 г. за злоупотребление служебным положением и дискредитацию органов уволено свыше 10 тыс. сотрудников МВД и несколько тысяч подвергнуто взысканиям за нарушение служебной дисциплины. В том же году 865 работников МВД было привлечено к уголовной ответственности.

На протяжении ряда лет в органах МВД происходит большая текучесть кадров, одной из причин которой является плохая постановка воспитательной работы с кадрами и отсутствие должной заботы в органах МВД о материально-бытовых условиях рядового состава милиции и пожарной охраны. В 1955 г. из органов МВД уволено 117 369 чел., в том числе по сокращению штатов — 32 487 чел., по болезни и семейным обстоятельствам — 29 313 чел. и по служебному несоответствию — 11 756 чел. В этом же году на работу в органы МВД было вновь принято 96 440 чел. Очень большая текучесть наблюдается в органах милиции, где в течение последних пяти лет ежегодно увольнялось свыше 11% личного состава.

Серьезные недостатки имеются в организации подготовки и переподготовки кадров в органах МВД. На протяжении последних лет из-за неправильного планирования контингента слушателей учебные заведения МВД с избытком готовят кадры офицеров для войск МВД. В то же время выпуск школ по подготовке офицеров для работы в милиции и лагерях не удовлетворяет потребность в этих кадрах. Так, из числа 2966 офицеров, подготовленных в 1953—1955 гг. в военных училищах МВД, 1640 чел. были направлены на работу не по специальности. Несмотря на имеющийся недостаток подготовленных оперативных работников милиции, МВД СССР в 1954 г. упразднило несколько школ милиции с контингентом слушателей 900 чел.

Наряду с этим в учебных заведениях МВД готовятся офицеры-связисты, автотехники, офицеры интендантской, финансовой и арттехнической служб, тогда как целесообразнее было бы получать этих специалистов из соответствующих училищ Советской Армии.

МВД СССР имеет военный институт, который готовит офицеров с высшим военным образованием для войск и органов МВД. Однако в учебной и воспитательной работе института имеются крупные недостатки: не определен четко профиль подготовки слушателей; в учебном плане мало отведено времени для изучения профилирующих дисциплин — тактики и оперативного использования войск МВД, организации и тактики МПВО; нет разработанных и утвержденных программ. Некоторые дисциплины, особенно по тактике и использованию войск МВД, преподаются на низком уровне, в отрыве от практической деятельности и задач войск.

В институт назначаются работники, не отвечающие требованиям высшего учебного заведения, освобожденные по несоответствию с занимаемых ими ранее должностей или оказавшиеся по каким-либо причинам за штатом. На протяжении ряда лет грубо нарушаются правила приема в институт. На учебу зачисляются офицеры, не имеющие среднего образования, командного стажа и не выдержавшие приемных испытаний.

В органах МВД совершенно не организована подготовка таких крайне необходимых работников, как специалисты пожарного дела высшей квалификации и участковые уполномоченные милиции. До настоящего времени не созданы также учебные пункты или краткосрочные курсы по подготовке милиционеров. Управление кадров и Управление учебных заведений не уделяют должного внимания комплектованию школ МВД, на учебу часто направляются провалившиеся на работе и скомпрометировавшие себя недостойным поведением работники.

Учебные заведения МВД, подчиненные Управлению учебных заведений, оторваны от главных управлений, для которых они готовят кадры, и не получают квалифицированного руководства. Вследствие этого во многих школах милиции и ГУЛАГа преподавание специальных дисциплин ведется на низком уровне. В этих школах многие учебные планы и программы не отражают предъявляемых в настоящее время к работе органов МВД требований, отсутствуют учебники по специальным дисциплинам, многие преподаватели не имеют необходимого практического опыта и теоретической подготовки. В результате слушатели, окончившие школы, не получают прочных знаний по специальным предметам и после окончания школ оказываются слабо подготовленными к практической работе.

Руководство МВД СССР в отдельных случаях злоупотребляло предоставленной ему большой самостоятельностью в вопросах установления организационной структуры в центре и на местах, вместо сокращения штатов допускало увеличение их, вследствие чего органы МВД в целом и в особенности отдельные службы превратились в громоздкий аппарат с разбухшими штатами административно-хозяйственного, управленческого (канцелярского) и снабженческого аппарата.

Малообъяснимым, например, является обособленное самостоятельное структурное существование милицейских органов, УИТЛ—ОИТК и др. служб при наличии аппаратов МВД—УМВД.

Структурная неупорядоченность в системе МВД приводит к тому, что многие службы дублируют работу друг друга, вследствие чего снижается ответственность за тот или иной участок работы, наносится ущерб живому делу, содержится излишний штат работников и необоснованно расходуются государственные средства.

Особенно многочисленная в системе МВД служба кадров, которая имеется почти во всех подразделениях МВД. В результате личными делами работников областного управления милиции, а также и работников других служб занимаются в нескольких кадровых инстанциях. Такое положение приводит не только к излишней трате государственных средств, но и к ослаблению ответственности за работу по подбору, расстановке и воспитанию кадров.

Многочисленна и громоздка структура служб МВД, занимающихся работой по руководству и содержанию мест заключения: тюрем общих и пересыльных, исправительно-трудовых лагерей и колоний для взрослых заключенных.

Так, в 1956 г., как и три года тому назад, в системе МВД продолжают раздельно существовать самостоятельная служба ГУЛАГа и Тюремного отдела. До 1953 г. раздельное существование этих служб можно было объяснить большим количеством контингентов, содержащихся в местах заключения МВД. В настоящее время, когда количество заключенных по сравнению с 1953 г. сократилось примерно в три раза, дальнейшее раздельное их существование не вызывается необходимостью.

Принимаемые правительством решения по усовершенствованию структуры и сокращению численности личного состава министерством в ряде случаев выполнялись несвоевременно и не полностью. Так, например, в соответствии с постановлением Совета Министров СССР от 22 октября 1954 г. надлежало сократить штатную численность аппарата органов МВД и милиции на 3496 чел., фактически же списочная численность этих органов на 1 января 1955 г. была только на 222 чел. меньше, чем на 1 июля 1954 г., причем численность начальствующего состава возросла на 2569 чел.

По решению правительства от 26 августа 1955 г. МВД СССР надлежало сократить перечень должностей, замещаемых лицами, имеющими офицерские или специальные звания. В связи с этим общая численность офицеров и лиц начальствующего состава в системе МВД подлежала сокращению на 40 850 штатных единиц. Во исполнение этого решения МВД СССР в числе других мероприятий исключило из штатов тюрем комплектование военнослужащими всех должностей шоферов, за исключением шоферов автозаков. Это мероприятие сокращало должности, комплектуемые военнослужащими, на 954 единицы. Однако через два с половиной месяца приказом МВД СССР от 15 ноября 1955 года № 00446 объявлено, что в штатах тюрем восстанавливается 954 должности шоферов автозаков и в этом же количестве сокращаются должности шоферов, комплектуемые вольнонаемным составом.

В системе МВД в неупорядоченном и весьма запутанном состоянии находятся вопросы тарификации и заработной платы. Так, в ГУЛАГе, милицейской, пожарной и др. службах МВД на одних должностях выплачивается непомерно высокое денежное содержание, а на других низкое. Неупорядоченность оплаты труда привела к тому, что многие подчиненные (лица сержантского состава МВД) получают более высокое денежное содержание, чем их начальники (лица среднего и даже старшего начальствующего состава МВД).

Так, например, начальник пожарной команды МВД (старший лейтенант) при выслуге 10 лет получает денежное содержание в размере 1070 руб. в месяц, а месячное денежное содержание старшины этой команды, имеющего 7 лет выслуги, с учетом всех выплат, составляет 1208 руб., или на 13% больше. В системе ГУЛАГа денежное содержание начальника охраны лагеря (лаготделения, лагпункта), получающего оклад по воинскому званию, во всех случаях значительно выше, чем денежное содержание начальника лагеря (лаготделения, лагпункта), которому он подчинен в своей работе. Неупорядоченность дела тарификации и нормирования оплаты труда усугубляется и тем обстоятельством, что эта работа в МВД СССР разобщена и проводится в двух самостоятельно существующих отделах: в ведении планового отдела находятся вопросы тарификации вольнонаемного состава и контингентов ИТЛиК, финансовый отдел выполняет ту же работу в части военнослужащих (офицерского, начальствующего, сержантского и рядового состава). Такое положение следует признать нетерпимым, имея в виду, что в системе ГУЛАГа, например, да и во многих других службах, в ряде отделов, секторов и групп одна часть должностей комплектуется вольнонаемным составом, а другая — военнослужащими. Существование в центральном аппарате МВД СССР как самостоятельной структурной единицы планового отдела не вызывается необходимостью.

Имеются серьезные недостатки в рассмотрении поступающих в Управление кадров МВД СССР жалоб и заявлений. Около 70% этих жалоб и заявлений направляется на рассмотрение местных органов МВД без контроля со стороны министерства. Заявления о недостатках в работе органов МВД нередко проверяются поверхностно и мер к устранению этих недостатков своевременно не принимается. Недостаточно организованно проводится прием заявителей, многие из них подолгу не могут попасть на прием к руководящим работникам Управления кадров.

* * *

Коллегия Министерства внутренних дел СССР, по существу, не являлась коллективным органом руководства, а превратилась в дополнительный аппарат при министре. На заседаниях коллегии редко ставились коренные вопросы работы МВД, решения принимались без глубокого анализа положения дел, а затем предавались забвению. Члены коллегии не проявляли должной ответственности и принципиальности в деле исправления имевшихся крупных недостатков в работе МВД и его местных органов.

* * *

Дела Министерства внутренних дел СССР сдал
С. Круглов
Дела Министерства внутренних дел СССР принял
Н. Дудоров

Сдача и прием дел по Министерству внутренних дел СССР произведены при участии Правительственной комиссии

А. Аристов
В. Жаворонков
В. Золотухин
К. Горшенин
А. Посконов

АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 13. Л. 64—110. Подлинник.


[1] Цифры, выделенные курсивом, вписаны в документ от руки.


 

© Валентин Мзареулов, 2009 – 2017
Копирование материалов разрешено только по согласованию с администрацией сайта.